Алексеев Михаил Васильевич

Военачальники. Командный состав

Биография

Из потомственных почетных граждан Тверской губернии. Сын выслужившегося из фельдфебелей офицера - участника Севастопольской обороны, штабс-капитана 64-го пехотного Казанского полка. Образование получил в Тверской классической гимназии (не окончил). В службе с 22.11.1873г. вольноопределяющимся во 2-м гренадерском Ростовским полку. Окончил Московское пехотное юнкерское училище (1876). Выпущен прапорщиком (ст. 01.12.1876) в 64-й пехотный Казанский полк.

Принимал участие в русско-турецкой войне 1877-78. Полк действовал в составе отряда генерала Н.Д. Скобелева, у которого он одно время был ординарцем. Ранен под Плевной. Подпоручик (ст. 31.10.1878). Поручик (пр. 1881; ст. 25.01.1881; за отличие). Штабс-капитан (пр. 1883; ст. 15.05.1883; за отличие). Командовал ротой своего полка (24.10.1885-21.10.1887). Окончил Николаевскую академию Генерального штаба (1890; по 1-му разряду; первым по успехам; Милютинская премия). Капитан (ст. 13.05.1890). Состоял при Петербургском ВО. Старший адъютант штаба 1-го армейского корпуса (26.11.1890-31.05.1894). Мл. делопроизводитель канцелярии Военно-ученого комитета Главного Штаба, занимавшегося вопросами планирования войны и стратегического развертывания (31.05.1894-25.01.1899). Подполковник (ст. 30.08.1894). Полковник (пр. 1898; ст. 05.04.1898; за отличие).

Старший делопроизводитель канцелярии военно-ученого комитета Главного Штаба (25.01.1899-05.08.1900). Экстраординарный профессор Николаевской академии ген. штаба по кафедре истории русского военного искусства (28.08.1898-24.12.1901), с оставлением на прежней должности. Цензовое командование батальоном отбывал в Лейб-Гвардии Гренадерском полку (08.05.-16.09.1899). Начальник оперативного отделения Генерал-Квартирмейстера части Главного Штаба (05.08.1900-01.05.1903) и одновременно ординарный профессор Николаевской академии Генерального Штаба (24.12.1901-06.06.1904). Генерал-майор (пр. 28.03.1904; ст. 30.10.1904; за отличие). Начальник отдела Гл. Штаба (01.05.1903-30.10.1904). Заслуженный ординарный профессор Николаевской академии ген. штаба (с 02.06.1904).

Российский историк М.К. Лемке высоко отзывался об Алексееве:

«Служа 11 лет в строю пехотного армейского полка, Алексеев считался отличным офицером, товарищи знали его как человека большой энергии, выдающейся трудоспособности и твердости воли в преследовании поставленных - тогда, конечно, небольших - военных задач»

Участник русско-японской войны 1904-05. Занимал пост генерал-квартирмейстера 3-й Манчжурской армии (30.10.1904-27.09.1906). Участвовал в Мукденском сражении, в разработке ряда военных операций против японцев.

Обер-квартирмейстер ГУГШ (27.09.1906-30.08.1908). Одновременно постоянный член Гл. Крепостного комитета (с 04.05.1908). Командовал бригадой 22-й пехотной дивизии (02.05.-04.09.1907). Возглавлял разработку планов войны. Генерал-лейтенант (пр. 07.10.1908; ст. 30.10.1908; за отличие). Начальник штаба Киевского ВО (30.08.1908-12.07.1912). Почетный член конференции Николаевской военной академии (16.12.1908-12.07.1912). Командир 13-го армейского корпуса (с 12.07.1912).

Генерал-квартирмейстер Ставки Верховного Главнокомандующего генерал Н.Н.Головин писал:

«Генерал Алексеев представлял собой выдающегося представителя нашего генерального штаба. Благодаря присущим ему глубокому уму, громадной трудоспособности и военным знаниям, приобретенными одиночным порядком, он был на голову выше остальных представителей русского генерального штаба»

17.02.1912г. в Москве состоялся съезд начальников Штабов округов и их генерал-квартирмейстеров. К этому съезду генерал подал записку, озаглавленную «Общий план действий». Изменившаяся политическая и военная обстановка вокруг России требовала принятия новой основной идеи плана войны. В своей записке он указывал, что в существующих международных условиях в первый период войны следует перенести направление главного удара с Германии на Австро-Венгрию, сконцентрировав для этой цели возможно большие силы. На Германском фронте он рекомендовал оставить около 6 корпусов, сосредоточенных в районе Гродно-Белосток, для прикрытия границы и для действия против Германских войск, оставленных в Восточной Пруссии.

М.К.Лемке в «250 днях в Царской ставке» писал:

«В японскую войну Алексеев показал свои способности, будучи генерал-квартирмейстером Маньчжурской армии, а окончательно убедил в них в 1912 году, когда при известии о мобилизации в Австрии в Санкт-Петербурге была устроена «военная игра» призванных туда командующих пограничными военными округами и их начальников штабов. Его решение поставленной тогда задачи показало, насколько он выше других, и тогда же было решено, что на случай войны с Австрией Алексеев будет начальником штаба фронта армий, направленных против нее. Он деятельно стал готовиться к этой роли. Таким образом, назначение в июле 1914 года не застало его врасплох - за эти годы им все было изучено, все было подготовлено. Жена его, Анна Николаевна, помогла ему собрать вещи обихода, а диспозиции, директивы, документы и карты неожиданно для нее оказались приготовленными и уложенными в нескольких чемоданах, скрыто стоявших в кабинете. Алексеев выехал из Смоленска, где командовал 13-м армейским корпусом, через 3 часа после получения телеграммы о своем назначении»

С объявлением мобилизации 19.07.1914 начальник штаба Юго-Западного Фронта. Генерал от инфантерии (доп. к пр. 24.09.1914; ст. 24.09.1914; за боевые отличия). Фактически он руководил операциями фронта в 1914г..

Современники отмечали:

«Оценивая этот план, нельзя не увидеть, что автор его оказался на высоте, требуемой для руководства группой армий. Несмотря на серьезный кризис, переживаемый 4-й армией, генерал Алексеев сумел устоять от соблазна частичных поддержек в виде передачи корпусов из одной армии в другую, на что всегда склонны малорешительные начальники. Умение генерала Алексеева видеть армейские операции во всем их целом позволило ему не уступить сразу же после первой неудачи почин действий противнику, а продолжать бороться за этот почин»

(Генерал Н.Н.Головин)

«Руководящая роль принадлежала начальнику штаба этого фронта генералу Алексееву — человеку больших военных знаний, опыта и настойчивости. Несомненно, что наши первоначальные успехи в Галичине должны быть крепко связаны с именем этого крупного военного деятеля пережитой эпохи»

(Генерал-квартирмейстер Ставки Ю.Н.Данилов)

«Австрийская победа у Замостья была парализована русской победой у Перемышля, так как поворот фронта 4-й армии для второй битвы у Львова спас жизненные пункты северного русского фронта»

(Немецкий военный писатель Г.Штегеман, «История войны»)

К середине сентября русские армии Северо-Западного фронта потерпели ряд сокрушительных поражений в Восточной Пруссии и были вынуждены в тяжелом состоянии отступить за реки Нарев и Неман. Германцы же решили перебросить основные силы на помощь австрийцам, начав поспешное наступление на Варшаву. В тот период Алексеев сумел быстро разгадать замыслы противника и организовать фронт на Средней Висле. Уже к середине октября наметился перелом в сражении под Варшавой: германцы фактически потерпели поражение, во многом благодаря стратегическому таланту Алексеева и Иванова. Однако продолжить наступление Юго-Западного фронта против австрийцев Ставка не позволила. В декабре 1914г. широкомасштабные операции были приостановлены, и стороны перешли к позиционным боям.

Главнокомандующий армиями Северо-Западного фронта (22.03.-04.08.1915) и Западного фронта в результате разделения фронта на два (04.08.-18.08.1915).

После поражения русских войск в Галиции весной 1915г. немецкий генерал Э. фон Фалькенгайн должен был выбрать один из двух вариантов развития кампании 1915 года: наступать на Волынь или повернуть острие немецкого наступления севернее и завоевать русскую Польшу. Замысел состоял в попытке устроить русским очередные «Канны» в духе фельдмаршала графа А. фон Шлиффена в пространстве, ограниченном реками Висла и Буг. Требовалось осуществить обхват и окружение семи русских армий. Главком не дал противостоящим ему Людендорфу и Гинденбургу завершить ни одно из запланированных ими окружений. Впоследствии в историографии отход русских войск получил название «великое отступление». Генерал руководил трудным отходом армий фронта через Польшу и Литву под напором противника и при сильном недостатке артиллерийских снарядов.

Генерал Ф.Ф.Палицин писал об обстановке на Северо-Западном фронте:

«Михаил Васильевич прекрасно знает это; знает, что вопросы эти требуют заблаговременного решения, что они сложны и последствия этого решения чрезвычайно важны. Дело не в Варшаве и Висле, даже не в Польше, а в Армии. Противник знает, что у нас нет патронов и снарядов, а мы должны знать, что не скоро их получим, а потому, чтобы сохранить России Армию должны ее вывести отсюда. Массы, к счастью, это не понимают, но в окружающем чувствуется, что назревает что-то неладное. Надежда удержаться нас не оставляет, ибо нет ясного сознания, что пассивное удержание нашего положения, само по себе есть одно горе при отсутствии боевого снабжения. В таких тяжелых условиях протекает творческая работа Главнокомандующего и помочь ему нельзя, ибо решения должны исходить от него»

Отход русских войск проходил организованно, и ни одна часть не была обойдена немцами с флангов и не попала в окружение, единственное исключение - гарнизон крепости Новогеоргиевск, который не получил от главкома вовремя приказ покинуть крепость.

Из воспоминаний генерала В.Борисова:

«Во время борьбы в Польском мешке в первый раз у меня возник сильный спор с Алексеевым. Я, исходя из опыта бельгийских крепостей и зная крепостное дело из прежней своей службы в Ивангородской крепости, в Генеральном Штабе, настаивал на очищении нами не только Ивангорода, Варшавы, но и Новогеоргиевска. Но Алексеев ответил:

- Я не могу взять на себя ответственность бросить крепость, над которой в мирное время так много работали.

Последствия известны. Новогеоргиевск оборонялся не год, не полгода, а всего лишь 4 дня по открытии огня немцами, или 10 дней со дня обложения: 27 июля (9 августа) 1915 года обложен, а 6 (19) августа пал. Это произвело на Алексеева очень сильное впечатление. Мы были уже в Волковыске. Алексеев вошел в мою комнату, бросил телеграмму на стол, опустился в кресло со словами:

— Новогеоргиевск сдался.

Несколько мгновений мы молча смотрели друг на друга, потом я сказал:

— Больно и обидно, но ничего на театре не изменяет.

Алексеев ответил:

— Очень больно для Государя и народа»

В июле-августе 1915г. в районе Прасныша были сорваны настойчивые попытки германских войск окружить и уничтожить русские армии в Польше, но по стратегическим соображениям русским войскам оттуда пришлось уйти. Немецкий генерал Э.Людендорф с досадой писал впоследствии о наступлении своих войск летом 1915 года:

«Как я и ожидал, продвижение союзных армий в Польше и к востоку от Вислы выражалось во фронтальном преследовании с непрерывными боями. И здесь все предпринимались безрезультатные попытки окружить русских, а русская армия сравнительно благополучно уходила под нашим натиском, часто переходя в ожесточенные контратаки и постоянно пользуясь болотами и речками, чтобы, произведя перегруппировку, оказывать долгое и упорное сопротивление»

23.08.1915г. Великий Князь Николай Николаевич императорским указом был уволен с поста Верховного Главнокомандующего. Обязанности главкома Николай II возложил на себя. Начальник штаба Верховного Главнокомандующего (с 18.08.1915).

Адмирал А.В.Колчак вспоминал о генерале М.В.Алексееве:

«... Николай Николаевич являлся единственным в императорской фамилии лицом, авторитет которого признавали и в армии, и везде. Что касается до его смены, то я всегда очень высоко ценил личность генерала Алексеева и считал его, хотя до войны мало встречался с ним, самым выдающимся из наших генералов, самым образованным, самым умным, наиболее подготовленным к широким военным задачам. Поэтому я крайне приветствовал смену Николая Николаевича и вступление государя на путь верховного командования, зная, что начальником штаба будет генерал Алексеев. Это для меня являлось гарантией успеха в ведении войны, ибо фактически начальник штаба верховного командования является главным руководителем всех операций. Поэтому я смотрел на назначение государя, который слишком мало занимался военным делом, чтобы руководить им, только как на известное знамя, в том смысле, что верховный глава становится вождем армии. Конечно, он находился в центре управления, но фактически всем управлял Алексеев. Я считал Алексеева в этом случае вышестоящим и более полезным, чем Николай Николаевич»

Лидер Белого движения, генерал А.И.Деникин, в своей книге «Очерки русской смуты» также положительно оценивал новое назначение Алексеева:

«Этот значительный по существу акт не произвел в армии большого впечатления. Генералитет и офицерство отдавало себе ясный отчет в том, что личное участие государя в командовании будет лишь внешнее, и потому всех интересовал более вопрос:

— Кто будет начальником штаба?

Назначение генерала Алексеева успокоило офицерство...

Фактически в командование вооруженными силами России вступил генерал Михаил Васильевич Алексеев»

С приходом Алексеева изменилось отношение к союзникам. Как свидетельствовал генерал А.И.Спиридович:

«Отношение к союзникам Алексеева было вообще более серьезно и более патриотично, чем у старой Ставки. При великом князе Николае Николаевиче в Ставке союзников «обожали», перед ними распростирались по земле, для них жертвовали своими русскими интересами. И это было все. При Алексееве на союзников стали смотреть деловитее.От союзников, кроме прекрасных слов, стали требовать взаимной и своевременной поддержки, фактической, на деле»

Вплоть до зимы 1916г. Алексеев энергично руководил восстановлением и пополнением обескровленных войск. Благодаря его усилиям в армии был преодолен «снарядный голод» и улучшилось ее техническое оснащение. Строевой состав вырос с 870 тысяч чинов (на октябрь 1915) до 1,8 миллиона (на февраль 1916). Генерал-адьютант (доп. к пр. 10.04.1916).

Из письма Николая II императрице Александре Федоровне:

«Не могу тебе передать, до чего я доволен генералом Алексеевым. Какой он добросовестный, умный и скромный человек, и какой работник!»

Стратегическое наступление принесло крупный успех Юго-Западному фронту Брусилова, но именно с лета 1916г. наметился перелом в войне в пользу стран Антанты. Германия была вынуждена перебросить крупные силы из-под Вердена на Восточный фронт, и французская армия в очередной раз была спасена от поражения. Много лет спустя Черчилль приравнял генерала Алексеева по стратегическим дарованиям к маршалу Фошу и генералу Людендорфу. Ценили работу Алексеева и в России. Контр-адмирал А.Д.Бубнов писал:

«Для решения этой задачи, то есть для верховного оперативного руководства нашей армией в обстановке позиционной войны, лучшего военачальника, нежели был генерал М.В.Алексеев, трудно было бы себе представить.

Благодаря своей тщательной точности, исключительной вдумчивости и знанию дела никто, конечно, лучше его не был бы способен всесторонне исследовать этот вопрос и вынести наиболее целесообразное решение.

Взявшись за это дело вскоре после своего назначения на должность начальника Штаба Верховного Главнокомандующего, генерал Алексеев прежде всего пришел к заключению, что прорыв должен быть осуществлен на Юго-Западном фронте, где, благодаря занятию этого фронта австрийскими войсками, можно было ожидать значительно менее упорное сопротивление, чем на Северо-Западном фронте, занятом немецкими войсками. В связи с этим решением главнокомандующим Юго-Западным фронтом был назначен, вместо «устаревшего» генерала Н.И.Иванова, генерал Брусилов, выдвинувшийся своей энергией и стратегическими способностями во время нашего наступления в Галиции в начале войны. От него можно было ожидать решительности и настойчивости в руководстве войсками при прорыве, что и подтвердилось при нашем наступлении в Галиции летом 1916 года, получившем название Брусиловского»

Но вместе с тем можно отметить и ошибки Начальника Штаба Верховного Главнокомандующего, по настоянию которого ранней осенью были положены в атаках на Ковель самые боеспособные части и гвардия Русской армии.

В 10.11.1916-17.02.1917 в отпуске по болезни в Крыму. Затем был разработал план наступления Юго-Западного и Северного фронтов в военной кампании 1917г..

Во время Февральской революции участвовал в давлении на Николая II, с тем чтобы вынудить его к отречению.

Из воспоминаний А.С. Лукомского (генерал-лейтенант, генерал-квартирмейстер; в июне-августе 1917 года начальник штаба главковерха):

«Генерал Алексеев поручил мне составить телеграмму главнокомандующим фронтов с подробным изложением всего, происходящего в Петрограде, с указанием о том, что ставится вопрос об отречении государя от престола в пользу наследника цесаревича, с назначением регентом великого князя Михаила Александровича и с просьбой, чтобы главнокомандующие срочно сообщили по последнему вопросу свое мнение.Телеграмма была подписана генералом Алексеевым и по прямому проводу передана всем главнокомандующим»

После отречения Николая II назначен вр. и.о. Верховного Главнокомандующего (11.03.1917). Верховный Главнокомандующий (02.04.1917).

Поведение Алексеева на посту Верховного Главкома вызвало недовольство новой власти, и прежде всего Советов. Поначалу Алексеев надеялся, что Временное правительство сможет укрепить дисциплину в армии и восстановить порядок в стране, но уже 11 марта в телеграмме главкомам фронтов указал, что оно не имеет реальной силы, а потому «рассчитывать на помощь правительства в борьбе с пропагандой невозможно», и предложил главкомам стать «на путь компромиссов», в частности, «если где-либо сформировались солдатские комитеты, помимо воли начальства, нужно ввести в их состав офицеров...дабы взять ход событий в свои руки, руководить ими, а не сталкиваться бесконечно с явлениями, получившими жизнь явочным порядком».

В результате на фронте была создана широкая сеть солдатско-офицерских организаций, находившихся в своей массе под влиянием командования, а 30 марта Верховный Главнокомандующий приказом ввел в действие «Временное положение об организации чинов действующей армии и флота», в котором формулировались задачи этих организаций:«Усиление боевой мощи армии и флота, дабы довести войну до победного конца и тем способствовать укреплению народившейся свободы».

Но эти меры не смогли остановить рост недовольства в войсках.

Его попытки препятствовать «демократизации» армии и поощрение деятельности «Союза офицеров Армии и Флота» привели к острому конфликту с правительством. Резкое выступление Алексеева с критикой политики Временного правительства на съезде этого союза вызвало протесты лидеров социалистических партий, входивших в правительство. 21 мая в телеграмме военному министру Керенскому Алексеев потребовал немедленно восстановить деятельность военных судов в войсках, приводить их приговоры в исполнение «без всяких смягчений и изъятий», расформировать полки, которые отказываются исполнять боевые распоряжения начальников.

«Развал внутренний достиг крайних пределов, дальше идти некуда»

В тот же день он был смещен с должности Верховного Главнокомандующего и назначен военным советником Временного правительства, а на его место назначен Брусилов.

После этих событий Алексеев поселился в Смоленске и формально числился военным консультантом правительства. В июле-августе 1917 года генерал занимался политической деятельностью, налаживал связи в общественных кругах, искал единомышленников. На короткий срок (30 августа - 9 сентября) Алексеев вернулся в армию и вновь занял пост начальника штаба во время противостояния между Керенским и генералом Корниловым. Желая предупредить разгром Ставки, Алексеев приехал в Могилев.

11.09.1917г. подал в отставку, сдав должность ген. Духонину.

Награды: Св. Анны 4-й ст. с написью «За храбрость»(1878); Св. Станислава 3-й ст. с мечами и бантом (1879); Св. Анны 3-й ст. с мечами и бантом (1879); Св. Станислава 2-й ст. (1892); Св. Анны 2-й ст. (1896); Св. Владимира 4-й ст. с бантом (1900); Св. Владимира 3-й ст. (1901); Св. Станислава 1-й ст. с мечами (ВП 23.11.1905); Золотое оружие (ВП 23.04.1906); Св. Анны 1-й ст. (1906); Св. Владимира 2-й ст. (06.12.1911); Св Георгия 4-й ст. (ВП 06.09.1914); Белого Орла (ВП 01.1915); Прусский Короны 3-й ст. (1890); Французский Почетного Легиона офицерского креста (1903).

30.11.1917г. выехал из Петрограда в Новочеркасск, где 02(15).12.1917 опубликовал воззвание к офицерам, призывая их спасти Родину. Этот день принято считать датой основания Добровольческой армии.

Генерал участвовал в 1-м Кубанском («Ледяном») походе 1918г. Перед уходом добровольцев из Ростова в ночь с 22 на 23 февраля написал:

«Мы уходим в степи. Можем вернуться, если на то будет милость Божья. Но нужно зажечь светоч, чтобы была хоть одна светлая точка среди охватившей Россию тьмы»

Из воспоминаний участника похода Н.Н.Львова:

«Попробуйте вычеркнуть Алексеева из Кубанского похода, и исчезнет все значение его. Это уже будет не Кубанский поход. Одним своим присутствием среди нас этот больной старик, как бы уже отошедший от жизни, придавал всему тот глубокий нравственный смысл, в котором и заключается вся ценность того, что совершается людьми… Судьба послала нам в лице Алексеева самый возвышенный образ русского военного и русского человека. Не кипение крови, не честолюбие руководило им, а нравственный долг. Он все отдал. Последние дни своей жизни он шел вместе с нами и освещал наш путь»

Перенапряжение духовных и физических сил в последние годы окончательно подорвало здоровье Алексеева. Умер в Екатеринодаре (ныне Краснодар). Его подкосило воспаление легких, сразившее ослабленный организм за несколько дней.

10.10.1918г. после двухдневного многотысячного прощания генерал Алексеев был торжественно погребен в Екатерининском соборе Екатеринодара. Дети и подростки возложили к его склепу венок с трогательной надписью: «Не видели, но знали и любили». В 1920г. гроб с телом основателя Добровольческой армии родственники и сослуживцы вывезли за границу, в Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев. Он был похоронен в Белграде. После прихода к власти в Югославии коммунистов Тито на место последнего погребения генерала Алексеева указывала лишь лаконичная надпись: «Воин Михаил». Ныне, спустя десятилетия, скромную могилу на белградском Новом кладбище украшает и новая плита, установленная трудами русских людей.

Подготовил А.В. Чернышов

Источники:

http://bigenc.ru/domestic_history/text/1811528

https://нэб.рф/catalog/000200_000018_RU_NLR_Per_1072932_100070/

https://нэб.рф/catalog/000199_000009_004904664/viewer/?page=3

http://ria1914.info/index.php/Алексеев_Михаил_Васильевич_1

Загрузка Поиск похожих документов