Деникин Антон Иванович

Военачальники. Командный состав

Биография

О происхождении и нелегкой службе и своей и своего отца Антон Иванович Деникин подробно вспоминал в своей книге «Путь русского офицера». Он гордился и своим происхождением, и историей жизни отца.

Отец, Иван Ефимович Деникин, был крепостным. В возрасте 27 лет Иван Деникин был отдан помещиком в рекруты, и за 22 года службы дослужился до фельдфебеля и удостоился сдать «офицерский экзамен», после которого был произведен в прапорщики и определен на службу в бригаду пограничной стражи.

Антон Иванович уроженец г. Влоцлавск Варшавской губернии. Образование получил в Ловичском реальном училище (1890).

В службу вступил 11.07.1890. Окончил военно-училищный курс при Киевском пехотном юнкерском училище (1892). Выпущен во 2-ю артиллерийскую бригаду. Подпоручик (ст. 04.08.1892). Поручик (ст. 05.08.1895). Штабс-капитан (ст. 19.07.1898). Окончил Николаевскую академию Генерального Штаба (1899; по 1-му разряду). Капитан (ст. 02.06.1899). Состоял при Варшавском ВО.

В 1902 был переведен в Генеральный штаб. Старший адъютант штаба 2-й пехотной дивизии (23.07.1902-17.10.1903). Цензовое командование ротой отбывал в 183-м пехотном резервном Пултусском полку (24.10.1902-29.10.1903). Старший адъютант штаба 2-го кавалерийского корпуса (17.10.1903-28.03.1904). Подполковник (ст. 28.03.1904).
Участник русско-японской войны 1904-05 (в 03.1904 подал рапорт о переводе в действующую армию). Штаб-офицер для особых поручений при штабе 9-го армейского корпуса (28.03.1904-03.09.1904). Штаб-офицер для особых поручений при штабе 8-го армейского корпуса (03.09.1904-02.01.1906). Исполнял должность начальника штаба бригады Заамурского округа отдельного корпуса Пограничной стражи. С 28.12.1904 начальник штаба Забайкальской казачьей дивизии генерала П.К. Ренненкампфа и Уральско-Забайкальской казачьей дивизии (в составе отряда генерала Мищенко). Участник рейда в тыл противника (05.1905). В 08.1905 назначен начальником штаба Сводного кавалерийского корпуса генерала Мищенко. Полковник "за боевые отличия" (ст. 13.07.1905).

Штаб-офицер для особых поручений при штабе 2-го кавалерийского корпуса (02.01.1906-30.12.1906). Штаб-офицер при управлении 57-й пехотной резервной бригады (30.12.1906-29.06.1910). Цензовое командование батальоном отбывал в 228-м пехотном резервном Хвалынском полку (01.05.-06.09.1907). Был прикомандирован к кавалерии (06.09.-06.10.1909). Командир 17-го пехотного Архангелогородского полка (29.06.1910-23.03.1914). 

И.д. генерала для поручений при Командующем войсками Киевского ВО с переводом в Генеральный штаб (с 23.03.1914). Генерал-майор (пр. 21.06.1914; ст. 21.06.1914; за отличие по службе) с утверждением в должности. 
С началом мировой войны 19.07.1914 назначен генерал-квартирмейстером штаба 8-й армии. По собственному желанию перешел в строй. Начальник 4-й стрелковой бригады (с 06.09.1914). Позже генерал Брусилов дал такую оценку его деятельности:

«Генерал Деникин, по собственному желанию служить не в штабе, а в строю, получил 4-ю стрелковую бригаду, именуемую «Железной», и на строевом поприще выказал отличные дарования боевого генерала».

В те месяцы «Железная» бригада почти не выходила из боя. Во второй половине ноября 8-я армия, отразив очередное наступление австрийцев, двинулась вперед к перевалам. Овладение главным Бескидским хребтом Карпат Брусилов возложил на 8-й и 24-й корпуса.

«Наиболее упорное сопротивление оказали австрийцы на фронте Железной бригады и соседнего справа 8-го корпуса. На левом фланге корпуса наступление совсем захлебнулось. Чтобы помочь ему и пробить себе путь, я в течение трех дней вел тяжелый бой у Дупкова, главная тяжесть которого легла на правое крыло мое — 14-й и 15-й полки доблестного ген. Станкевича. К концу третьего Дня город и станция Лупков, с прилегающими высотами, были нами взяты, противник разбит, некоторые его части почти уничтожены, остатки — до 2 тысяч — попали в плен».

«Погода в эти дни стояла ужасная. Мороз достигал внизу 15 гр. по Реомюру, в горах же было гораздо холоднее, снежная метель заволакивала всю лощину и слепила глаза. Дорог через горы на моем участке не было, одни козьи тропы, крутые, скользкие, обледенелые».

Преодолевая огромные трудности, двигаясь по обледенелым, заросшим мелким кустарником склонам гор, без всяких дорог, полки Деникина громили австрийцев, беря пленных, занимая деревни и опорные пункты. Итогом этих усилий стало овладение «Железной» бригадой города Мезоляборч. Трофеями бригады Деникина за Карпатский переход

«были 3730 пленных, много оружия и военного снаряжения, большой подвижной состав с ценным грузом на железнодорожной станции, 9 орудий. Потери наши за поход были 1332 чел. (164 убитых)».

В начале февраля 1915 года бригада Деникина была брошена на помощь сводному отряду генерала Каледина под Лутовиско, в Ужгородском направлении.

«Сильный мороз; снег — по грудь; уже введен в дело последний резерв Каледина — спешенная кавалерийская бригада.

Не забыть никогда этого жуткого поля сражения... Весь путь, пройденный моими стрелками, обозначался торчащими из снега неподвижными человеческими фигурами с зажатыми в руках ружьями. Они — мертвые — застыли в тех позах, в каких их застала вражеская пуля во время перебежки. А между ними, утопая в снегу, смешиваясь с мертвыми, прикрываясь их телами, пробирались живые навстречу смерти. Бригада таяла... Рядом с железными стрелками, под жестоким огнем, однорукий герой, полковник Носков, лично вел свой полк в атаку прямо на отвесные ледяные скалы высоты 804...»

«Железная» бригада овладела тогда рядом командных высот и центром вражеской позиции, захватив более 2 тысяч пленных и отбросив австрийцев за реку Сан. 

В начале марта «Железная» бригада была выдвинута к горе Одринь, чтобы ликвидировать очередной прорыв, и оказалась в западне: полукольцом позицию русских войск окружали командные высоты противника, с которых он вел огонь даже по одиночным людям.

«Положение было невыносимо, потери тяжелы. Каждый день удлинялся список убитых и раненых офицеров и стрелков»

Деникин не видел выгоды в оставлении своих войск на позициях, где им грозило уничтожение, но их уход вызвал бы необходимость отвода и соседней 14-й пехотной дивизии. Разделяя мысль ее начальника, что

«кровь стынет в жилах, когда подумаешь, что впоследствии придется брать вновь те высоты, которые стоили нам потока крови»,

Деникин решил остаться на занимаемых высотах.

«Положение наше таково: за обедом пуля пробила окно и размозжила чью-то тарелку, другая застряла в спинке стула, а если кому нужно днем выйти из хаты, тот брал с собой пулеметный щит»

К началу мая "Железная" дивизия занимала фронт юго-восточнее Перемышля против австро-германцев генерала Линзингена. Дивизия не выходила из трудных боев, отражая атаки противника, переходя сама в контратаки. Весна 1915 года навсегда запомнилась Деникину:

«Тяжелые кровопролитные бои, ни патронов, ни снарядов. Сражение под Перемышлем в середине мая. Одиннадцать дней жесточайшего боя Железной дивизии... Одиннадцать дней страшного гула немецкой тяжелой артиллерии, буквально срывавшей целые ряды окопов вместе с защитниками их... И молчание моих батарей... Мы не могли отвечать, нечем было. Даже патронов на ружья было выдано самое ограниченное количество. Полки, измотанные до последней степени, отбивали одну атаку за другой... штыками или, в крайнем случае, стрельбой в упор. Я видел, как редели, ряды моих стрелков, и испытывал отчаяние и сознание нелепой беспомощности. Два полка были почти уничтожены одним огнем...

И когда после трехдневного молчания нашей шестидюймовой батареи ей подвезли пятьдесят снарядов, об этом сообщено было по телефону всем полкам, всем ротам, и все стрелки вздохнули с облегчением»

В мае-августе 1915 года наши войска начали отступать, оставляя недавно занятые Перемышль, Львов, Галицию.

«Эти бои южнее Перемышля были для нас наиболее кровопролитными. В частности, сильно пострадала Железная дивизия. 13-й и 14-й полки были буквально сметены невероятной силы артиллерийским огнем немцев. В первый и единственный раз я видел храбрейшего из храбрых полковника Маркова в состоянии, близком к отчаянию, когда он выводил из боя остатки своих рот, весь залитый кровью, хлынувшей из тела шедшего рядом с ним командира 14-го полка, которому осколком снаряда снесло голову. Вид туловища полковника без головы, простоявшего еще несколько мгновений в позе живого — забыть нельзя...»

Командующий 4-й стрелковой дивизией, развернутой из той же бригады (с 06.08.1915).

В 09.1915г., в условиях общего отступления русской армии, дивизия по приказу Деникина неожиданно перешла в наступление, в результате чего взяла город Луцк и захватила в плен 158 офицеров и 9 773 солдата противника. В октябре, в ходе Чарторыйской операции, дивизия Деникина форсировала реку Стрый, взяла Чарторыйск, заняв на противоположном берегу реки плацдарм на 18 км в ширину и 20 км в глубину, чем отвлекла на себя значительные силы противника. В мае 1916 года дивизия в составе 8-й армии принимала участие в Брусиловском (Луцком) прорыве. В результате успешных действий, «Железная» дивизия прорвала 6 линий неприятельских позиций, а 23 мая повторно взяла город Луцк.

В июне 1916 года дивизии генерала Деникина вступили в бой с одной немецкой дивизией:

«У Кисселина выяснилось, что против «Железной» дивизии дерется знаменитая немецкая «Стальная» дивизия. Шли жестокие бои, немцы засыпали наши позиции снарядами, не раз поднимались в атаки, но не могли сломить сопротивление русской дивизии. И вот однажды утром над немецкой позицией появился плакат: «Ваше русское железо не хуже нашей германской стали, а все же мы вас разобьем». «А ну, попробуй!» — был ответ. Вскоре немецкую «Стальную» отвели в резерв из-за больших потерь».

Командующий генерал Брусилов не раз с благодарностью называл дивизию Деникина «пожарной командой» 8-й армии:

«Эта дивизия всегда выручала меня в критические моменты, и я неизменно возлагал на нее самые трудные задачи, которые она каждый раз с честью выполняла».

В решении сложных боевых задач велика заслуга командира. И заслуги генерала Деникина были отмечены самыми высокими наградами.

Командир 8-го армейского корпуса (с 09.09.1916). Генерал-лейтенант (пр. 11.05.1916; ст. 10.09.1915). Помощник начальника штаба Верховного Главнокомандующего (28.03.1917). Врид начальника (05.04.1917) и начальник штаба Верховного Главнокомандующего. Выступил против "революционных" преобразований и "демократизации" армии; пытался ограничить функции солдатских комитетов только хозяйственными проблемами. 

Главнокомандующий армиями Западного (31.05.1917) и Юго-Западного (02.08.1917) фронтов. 29.08.1917 отчислен от должности за поддержку выступления ген. Л.Г. Корнилова и арестован. Содержался в Бердичеве. Позже перевезен в Быхов. 19.11.1917 выпущен из заключения. Бежал на Дон.

Награды: Св. Станислава 3-й ст. (1902);. Анны 3-й ст. с мечами и бантом (1904); Св. Станислава 2-й ст. с мечами (10.10.1905); Св. Анны 2-й ст. с мечами (1906); Св. Владимира 4-й ст. (06.12.1909); Св. Владимира 3-й ст. (ВП 08.04.1914 с 06.12.1913); мечи к ордену Св. Владимира 3-й ст. (ВП 19.11.1914); Св. Георгия 4-й ст. (ВП 24.04.1915); Св. Анны 1-й ст. с мечами (ВП 12.06.1915); Св. Станислава 1-й ст. с мечами (ВП 12.06.1915); Св. Георгия 3-й ст. (ВП 03.11.1915); Георгиевское оружие (ВП 10.11.1915); Георгиевское оружие, украшенное бриллиантами (ВП 22.09.1916).

30.01.1918 назначен начальником 1-й Добровольческой дивизии. В 1-й Кубанский поход выступил на должности заместителя Командующего Добровольческой армией ген. Корнилова. Командующий (31.03.1918) и (после смерти ген. Алексеева) Главнокомандующий (25.09.1918) Добровольческой армией. Главнокомандующий ВСЮР (26.12.1918-22.03.1920).

После отступления войск ВСЮР осенью 1919 - зимой 1920, потрясенный катастрофой вовремя эвакуации Новороссийска, принял решение созвать Военный совет для того, чтобы он избрал нового Главнокомандующего. 22.03.1920 после избрания на Военном совете ген. Врангеля, отдал последний приказ по ВСЮР и назначил ген. Врангеля Главнокомандующим.

После этого выехал в Константинополь. В 04.1920 прибыл в Лондон (Великобритания), в 08.1920 переехал в Бельгию, где жил в окрестностях Брюсселя. С 06.1922 жил в Будапеште (Венгрия). В середине 1925 переехал в Бельгию, а весной 1926 - во Францию (в пригород Парижа). Активного участия в политической деятельности в эмиграции не принимал.

Когда в 1940 во Францию вошли герм. войска, Деникин с семьей выехал на юг, в Мимизан, где провел всю оккупацию. Во время 2-й мировой войны выступал против сотрудничества с немцами и в поддержку советской армии. В 11.1945 выехал в США. Умер от сердечного приступа в больнице Мичиганского университета. Похоронен на кладбище в Детройте. 15.12.1952 состоялось перенесение праха Деникина на Св. Владимирское православное кладбище в Кансвилле. 03.10.2005 прах Деникина был перезахоронен на кладбище Донского монастыря в Москве.

Автор мемуаров "Очерки рус. смуты" (тт. 1-5, 1921-26), "Путь русского офицера" (Нью-Йорк, 1953); очерков "Офицеры" (Париж 1928), "Старая армия (Париж, Т.1 1929, Т.2 1931) и др.

Подготовил А.В. Чернышов

Источники:

http://www.prlib.ru/Lib/pages/item.aspx?itemid=124160

http://bigenc.ru/military_science/text/1947851

http://histrf.ru/biblioteka/book/krym-v-oghnie-grazhdanskoi-voiny-1917-1920-ghgh

http://www.prlib.ru/Lib/pages/item.aspx?itemid=61422

http://www.prlib.ru/Lib/pages/item.aspx?itemid=61421

http://ria1914.info/index.php?title=Файл:Деникин_Антон_Иванович.jpg


Загрузка Поиск похожих документов