Николай Николаевич, Великий князь

Военачальники. Командный состав

Биография

Первый русский верховный главнокомандующий великий князь Николай Николаевич, в отличие от своего отца и тезки в придворных кругах прозванный «младшим», был достаточно яркой фигурой в российской военной истории начала XX века.

Родился 6 ноября 1856 года в Петербурге в семье третьего сына императора Николая I Николая Николаевича(«старшего»). Он получил хорошее образование, но карьера военного была ему уготована с самого рождения.

Военное образование он получил в Николаевском инженерном училище, куда поступил в возрасте пятнадцати лет. Из стен училища он вышел в чине прапорщика и был оставлен в столице в учебном пехотном батальоне. Здесь он приобрел на практике командные навыки, командуя подразделением, и через год был произведен в чин поручика с переводом в учебный кавалерийский эскадрон для изучения тактики этого рода войск.

Затем он поступает в Николаевскую академию Генерального штаба - ведущее военно-учебное заведение страны. Он усердно занимается и в 1876 году оканчивает академию с серебряной медалью. Его имя было занесено на мраморную доску.

Произведенный в капитаны, Николай Николаевич был причислен в Генеральному штабу, получив почетное звание флигель-адъютанта и войдя в состав свиты императора.

В период русско-турецкой войны 1877-1878 годов он был определен офицером для особых поручений при главнокомандующем Дунайской армией - своем отце. На него было возложено ответственное задание по проведению рекогносцировки берегов Дуная в районе Зимницы с целью выбора места для переправы войск. Молодой офицер хорошо справился с задачей, а затем в числе первых переправился через Дунай с дивизией, которой командовал генерал М.И. Драгомиров. Во время войны Николай Николаевич принимал участие в штурме Систовских высот и в захвате Шипкинского перевала. За проявленную храбрость в боях он был награжден орденом Св. Георгия 4-й степени и золотым оружием с надписью «За храбрость».

Война окончилась и началась мирная служба, для прохождения которой Николай Николаевич был направлен в лейб-гвардии гусарский полк. В нем он прослужил в течение двенадцати лет - командовал эскадроном, полком, кавалерийским дивизионом.

В 1885 году он был произведен в генерал-майоры.

Его Императорское Высочество Великий князь Николай Николаевич. Акварель Н.С.Самокиша

Став в 1890 году генерал-лейтенантом, великий князь получил в командование гвардейскую кавалерийскую дивизию.

Николай Николаевич был хорошо известен в войсках - начиная с 1895 и до 1905 года он служил генерал-инспектором кавалерии, одного из самых многочисленных и почитаемых родов войск в русской армии. Эта должность перешла к нему в наследство от отца, занимавшего ее в течение многих лет. Она принесла великому князю чин генерала от кавалерии, дала возможность совершать многочисленные зарубежные поездки в качестве главы военных миссий, позволила решать вопросы в высшем военном совете.

В начале Русско-японской войны 1904 - 1905 годов он отказался принять в ней участия, так как не ладил с наместником России на Дальнем Востоке адмиралом Е.И.Алексеевым, который был назначен на эту должность императором.

В 1905 году великий князь возглавил Совет государственной обороны и оставался на этом посту до 1908 года. Затем он стал командующим Петербургским военным округом и начальником войск гвардии.

В 1910 году он не принял на себя руководство стратегической военной игрой, спланированной Генеральным штабом. Отказ он мотивировал возникшими разногласиями с военным министром по целям и замыслам игры, которая вследствие этого была практически сорвана. На самом же деле, на это время Николаем Николаевичем была спланирована большая охота в Скерневицком лесу, отменять которую ему очень не хотелось.

К началу Первой мировой войны Николаю Николаевичу исполнилось пятьдесят восемь лет. Он был полон сил и здоровья и внешностью производил незабываемое впечатление. Великий князь был высокого роста, стройный, худощавый, с гордо поднятой головой, с тонкими чертами открытого, энергичного лица, пронизывающим взглядом. Всех, кто близко был знаком с ним, буквально очаровывали присущие его натуре внутреннее благородство и прямота суждений, подчас резкая, но всегда искренняя.

Начавшаяся война, к которой Россия была не готова, поставила перед страной множество проблем, требующих быстрого разрешения. Одной из них стало создание высшего органа управления действующей армией и флотом - Ставки во главе с верховным главнокомандующим. На этот высокий и ответственный пост было несколько кандидатур: царь Николай II, военный министр В.А. Сухомлинов, великий князь Николай Николаевич.

Для принятия решения о главнокомандующем 19 июля в Петергофе был собран Совет министров. Николай II сам желал возглавить войска, но все министры, кроме Сухомлинова, высказались против выраженного государем намерения. На следующий день вышел высочайший указ, гласивший следующее: «Не признавая возможным, по причинам общегосударственного характера, стать теперь же во главе наших сухопутных и морских сил, предназначенных для военных действий, признали мы за благо всемилостивейше повелевать нашему генерал-адъютанту, командующему войсками гвардии и Петербургского военного округа, генералу от кавалерии его императорскому высочеству великому князю Николаю Николаевичу быть верховным главнокомандующим. Николай».

Ставка развернулась в Барановичах. При верховном главнокомандующем состоял штаб, который включал ряд управлений. В них летом 1914 года насчитывалось 9 генералов, 36 офицеров, 12 чиновников, около 150 солдат. В последующие годы состав Ставки возрос до 2 тысяч человек.

Генерал-лейтенант Ю.Н. Данилов, который был квартирмейстером штаба главнокомандующего, находил, что Николай Николаевич был «вполне подготовленным крупным военачальником», истинно военным человеком, имевшим большой авторитет среди офицерства и войск армии. Николай Николаевич умел выслушивать людей. Он легко поддавался влиянию близких к нему лиц, поэтому в деятельности верховного главнокомандующего исключительно высокая роль отводилась его ближайшим помощникам, какими были начальник (генерал от инфантерии Янушкевич) и генерал-квартирмейстер штаба.

Верховный главнокомандующий был наделен неограниченными полномочиями и подчинялся непосредственно только императору. Никто более не имел права давать ему какие-либо указания. Но и Николай Николаевич не мог в свою очередь влиять на военного министра, которому подчинялись войска, находящиеся в тылу, и все боевое снабжение и интендантское обеспечение также было не в компетенции главнокомандующего.

Для ведения войны на сухопутном театре военных действий были созданы Северо-Западный, Юго-Западный, а несколько позже Кавказский фронты. Северо-Западный фронт (командующий - генерал от кавалерии Яков Григорьевич Жилинский), включал две армии. Он был предназначен для действий против германских войск, главным образом, на территории Восточной Пруссии. Юго-Западный фронт во главе с генералом от артиллерии Николаем Иудовичем Ивановым, состоял из четырех армий и нацеливался против австро-венгерских вооруженных сил. Кавказский фронт был создан в середине ноября 1914 года, а первоначально с вступлением в войну Турции там была развернута Кавказская армия под командованием наместника на Кавказе генерала от кавалерии графа Иллариона Ивановича Воронцова-Дашкова. Все командующие фронтами были военачальниками с большим стажем, однако не имели опыта управления крупными соединениями во время войны. Они и составляли высшее командование вооруженными силами, во главе которых Николаю Николаевичу предстояло решать сложные вопросы военного времени.

Первой операцией великого князя стала операция в Восточной Пруссии. По замыслу русского командования германские войска в ходе операции должны были попасть под двойной удар: 1-я русская армия (командующий П.К.Ренненкампф) обходила немцев с севера в обход Мазурских озер и отрезала неприятеля от Кенигсберга, а 2-я армия (командующий А.В.Самсонов) вела наступление с юго-запада, не давая противнику отвести войска за Вислу.

Наступление началось в августе 1914 года. Русские войска обладали некоторым превосходством над противником. В составе Северо-Западного фронта было 26 пехотных и кавалерийских дивизий, 1104 орудия, 54 самолета. Противостоящая им 8-я германская армия в составе 1, 17 и 20-го армейских и 1-го резервного корпусов насчитывала 16 пехотных и кавалерийских дивизий, 1044 орудия, 56 самолетов, 2 дирижабля. У германцев была более мощная артиллерия. Они располагали 155 тяжелыми орудиями, тогда как у русских их было всего 24. В начале боевых действий успех сопутствовал русскому оружию. Германские войска начали отступать, и главнокомандующий отдает распоряжение о преследовании неприятеля по всей линии фронта. Однако генерал Ренненкампф бездействовал. Командующий фронтом генерал Я.Г. Жилинский не смог организовать взаимодействие между армиями, в результате чего наступление было приостановлено.

Воспользовавшись паузой, германское командование осуществило перегруппировку войск. Не оправдавший оказанного доверия командующий 8-й армией генерал М. Притвиц и его начальник штаба генерал Ф. Вальдерзее были сняты с занимаемых постов. Вместо них 11 августа были назначены генералы Пауль фон Гинденбург и Эрих Людендорф.

В период с 13 по 17 августа германскими войсками был нанесен удар по 2-й русской армии. Ее соединения были отброшены на восток, а два корпуса и одна дивизия окружены. Затем немцы обрушивают мощный удар на 1-ю русскую армию, которая отступает под натиском противника. К началу сентября Восточно-Прусская операция завершилась полным поражением армий Северо-Западного фронта. Русские войска понесли огромные потери - убито и взято в плен было до 250 тысяч человек.

Восточно-Прусская операция ярко выявила неподготовленность Верховного главнокомандующего и его штаба к управлению войсками и решению стратегических задач. После поражения Николай Николаевич посылает императору следующую телеграмму: «Я совершенно сознаю, что не сумел настоять на исполнении моих требований, посему слагаю перед Вашем Величеством мою повинную голову». Император не стал привлекать к ответу виновников гибели и пленения четверти миллиона русских солдат в Восточной Пруссии. Более того, он назначил генерала Жилинского представителем русского командования в Высшем союзном совете в Париже.

Его Величество Государь Император и Его Императорское Высочество Великий Князь Николай Николаевич - Верховный Главнокомандующий

Николай II решил посетить действующую армию, а чтобы поддержать главнокомандующего, он награждает его орденом Св. Георгия 3-й степени.

Военные действия шли и на Юго-Западном фронте. Там предусматривалось наступлением 5-й и 3-й армий под командованием генералов П.А. Плеве и Н.В. Рузского на Львов окружить и уничтожить основные силы Австро-Венгрии. Задачи 4-й и 8-й армий сводились к обеспечению наступления главной группировки с запада и юга. Австро-венгерская сторона также ставила перед собой решительные цели. Планируя сосредоточить для действий против русских почти 50 пехотных и кавалерийских дивизий, австрийцы предполагали силами трех армий и группы генерала Г. Кевеса нанести главный удар на Люблинском направлении с целью выхода во фланги в тыл войск Юго-Западного фронта.

7 августа 1-я австро-венгерская армия под командованием генерала В. Данкля начала наступление с рубежа реки Сан на Люблин. Навстречу ей устремилась 4-я русская армия, возглавляемая генералом А.Е. Зальцем. Она уступала противнику в пехоте и кавалерии, но особенно в артиллерии. Их столкновение привело ожесточенному встречному сражению, которое было проиграно русскими войсками. Ободренные первым успехом, австрийцы вводят дополнительные силы на Люблинском направлении и добиваются еще большего успеха.

Наступление противника было решено остановить совместными действиями 4, 5 и 3-й армий, усилив их имевшимися в резерве Ставки тремя корпусами и тремя дивизиями. Были нанесены серии контрударов на линии фронта от Вислы до Днестра, и стратегическая инициатива перешла к русским. А 21 августа 3-я армия генерала Рузского вошла во Львов, а на следующий день соединения 8-й армии генерала А.А.Брусилова захватили Галич. В ночь на 24 августа русские войска были уже в Миколаеве.

Австро-Венгерское командование решило остановить продвижение русских войск, но последующая шестидневная битва вынудила австрийцев отступить за реку Сан и Дунаец, понеся огромные потери.

Августейший Верховный Главнокомандующий Великий Князь Николай Николаевич

Эти победы явились своеобразным подарком для верховного командования русской армии. В сочетании с действиями войск на Люблинском направлении создавались условия для флангового охвата австро-венгерских армий и их последующего разгрома. Галицийская битва, продолжавшаяся на фронте в 400 км почти 40 суток, принесла новую победу русским. В этом сражении австрийские войска потеряли около 400 тысяч человек убитыми, ранеными и плененными. Русские войска потеряли почти 230 тысяч солдат и офицеров. Верховный главнокомандующий немедленно доложил об этом императору и представил ходатайство о награждении орденами всех командующих армиями Юго-Западного фронта и многих командиров корпусов и дивизий орденом Св. Георгия 4-й степени. Несколько военачальников были представлены к ордену Св. Георгия 3-й степени.

Победы в Галиции подтолкнули Ставку на очередную стратегическую операцию. И на этот раз верховный главнокомандующий и его ближайшие помощники стремились узнать мнение командующих фронтами. На переписку Ставки с фронтами уходило драгоценное время.

Поражение в Галиции поставило Австро-Венгрию на грань катастрофы, и она обратилась за помощью к своему союзнику — Германии. Русские войска угрожали захватить Западную Галицию, Краков и Верхне-Силезский промышленный район. С завершением Восточно-Прусской операции наступил, наконец, момент, когда, по мнению германского командования, можно было оказать помощь австрийцам, которые вновь и вновь просили о поддержке.

Русское командование приготовилось парировать готовившийся удар на Варшавско-Краковском направлении. Как показали дальнейшие события, направление удара войск союзников было определенно Ставкой правильно.

Союзное командование предполагало силами 9-й германской и 1-й австро-венгерской армий осуществить наступление на Средней Висле с целью выйти во фланг и тыл войск Юго-Западного фронта.

В планах русского командование входило отражение удара на Варшавском направлении с последующим переходом в контрнаступление. Тщательно изучив сведения, собранные разведкой, была составлена общая картина того, что происходит за линией фронта в войсках противника. Были подтверждены предположения о направлении главного удара, но сведений для разработки конкретного плана операции было не достаточно. Поэтому развертывание русских войск началось тогда, когда австро-германские армии повели наступление. Николай Николаевич приказал перегруппировать в район Средней Вислы главные силы Юго-Западного и часть сил Северо-Западного фронтов. Командующие фронтами по-разному отнеслись к приказу. Различие позиций обоих командующих показывает, насколько неоднозначно они оценивали стратегическую обстановку, так и характер предстоящих действий. Каждый на те данные, которые имелись в его штабе и касались лишь его фронта. Кроме того, проявилось и стремление считать свой фронт более важным и недооценивать при этом соседний. Но на этот раз верховный главнокомандующий не пошел на поводу у своих советников. Он сам постепенно, но настойчиво овладевал полководческой наукой. В его руках была сосредоточена большая власть, и он был призван решать вопросы, не только связанные с оперативным использованием вооруженных сил, но и многие другие, от которых зависел успех военных операций. Для этого он должен был быть более дальновидным и проницательным, чем командующие фронтами. В конце сентября он прибыл в Холм, где уточнил задачи командующему Юго-Западным фронтом. Затем великий князь директивой приказал командующему Северо-Западным фронтом спешно сосредоточить в районе Варшавы 2-ю армию, к командованию которой после гибели (самоубийства) Самсонова приступил генерал от кавалерии С.М. Шейдемай. Кроме того, на этот раз он решил объединить руководство войсками, сосредоточенными на Средней Висле, в руках опытного генерала Иванова. Согласно директиве Ставки с 19 сентября в его подчинение переходили на время предстоящей операции 2-я армия, а также Варшавский отряд с крепостью Новогеоргиевск. Благодаря этому на участке фронта от Варшавы до Ивангорода под единым командованием были сосредоточены три армии и несколько отдельных корпусов.

В связи с тем, что русские войска не успели полностью перегруппироваться до начала наступления противника, некоторым частям пришлось вести тяжелые оборонительные бои для сдерживания неприятельского наступления и удержания позиций. Особенно тяжело пришлось Сибирским корпусам 2-й армии, которые двое суток сдерживали яростные атаки германских войск на Варшаву. К концу второго дня корпуса 2-й армии были отведены за линию пригородных фортов, где стали намертво.

События в районе Ивангорода также развивались весьма драматично. Здесь, на западном берегу Вислы, стойко удерживали плацдармы корпуса 4-й армии генерала Эверта. Постепенно к сражению подключались войска недавно сформированной и находившиеся южнее 9-й армии, в командование которой вступил генерал П.А. Лечицкий.

Героическая оборона помогла русскому командованию выиграть время для сосредоточения всех войск. Вскоре Верховный главнокомандующий лично прибыл в Холм, чтобы ознакомиться на месте со сложившейся обстановкой. Тщательно все изучив и выслушав мнения командующих армиями, Николай Николаевич понял, что Иванов не оправдал его надежд и не со столь огромной массой войск. Он решил управление войсками разделить между обоими командующими фронтами. При этом оборона Варшавы и южных подступов к ней была поручена генералу Рузскому, которому переподчинялись 2-я и 5-я армии. Командующим предписывалось в короткие сроки закончить сбор и развертывание сил, предназначенных для наступательных действий, а также закрепление широких плацдармов на левом берегу Вислы.

5 октября без оперативной паузы русские войска перешли в наступление, которое начали 2-я и 5-я армии Северо-Западного фронта. В течение двух дней им удалось сломить противника и перейти к преследованию.

11 октября 4-я и 9-я армии, неожиданно для австрийцев переправившись на левый берег Вислы, атаковали 1-ю австрийскую армию, нанесли ей поражение и вынудили поспешно отходить на юг.

Варшавско-Ивангородская операция стала крупнейшей стратегической операцией Первой мировой войны. В ней принимала участие примерно половина всех русских войск, действовавших против Германии и Австро-Венгрии. В ходе операции был развеян миф о непобедимости германской армии, и только «благодаря» генералу Иванову, который принял незначительные силы австрийцев за основные и убедил главнокомандующего прекратить преследование, немцам удалось избежать полного разгрома. В результате проведенной Варшавско-Ивангородской операции германская армия потеряла до 50 процентов сил, участвовавших в ней.

Стремясь взять реванш, немцы, собрав все силы, перешли в наступление в районе Лодзи. Им удалось расчленить надвое русскую группировку, но посланный верховным главнокомандующим на помощь сводный отряд - два армейских корпуса и две кавалерийские дивизии - сумел окружить неприятеля и снова одержать победу. Здесь немцы потеряли свыше 40 тысяч убитыми и пленными. Лишь ошибки в управлении русскими войсками, действовавшими разобщено отдельными отрядами, позволили части сил германцев пробиться на север и выйти из окружения. Лодзинская операция была последней в кампании 1914 года.

С каждой новой операцией великий князь приобретал все больше опыта. По утверждению Ю.Н.Данилова «популярность его росла с каждым днем» и «его имя стало достоянием не только армии, но и всего русского общества».

Кроме ордена Св. Георгия 3-й степени, Николай Николаевич был награжден за кампанию 1914 года и иностранными знаками отличия - Большим крестом английского ордена Бани и французской медалью «За военные отличия».

В целом можно констатировать, что под руководством великого князя кампания 1914 года на Восточном фронте была выиграна русскими.

Николай Николаевич принял решение начать отвод армий Северо-Западного фронта, развернутых на левом берегу Вислы, на линию Илов, Петроков. Он полагал, что такая мера сократит протяжение фронта этих армий и улучшит их стратегическое положение. Соответственно следовало отвести и армии Юго-Западного фронта, но сделать это нужно было постепенно, начиная с правого фланга, чтобы указанный маневр «не имел сразу характера общего отхода».

Приближался 1915 год. Становилось очевидным, что война затягивалась, так как ни одной из сторон не удалось добиться в вооруженной борьбе решающих результатов.

В планах кампании 1915 года, разработанных штабом главнокомандующего, намечалось два направления. Основной удар был направлен на Берлин через Восточную Пруссию. Другой второстепенный удар - через Карпаты на Венгрию. Разработка планов русского верховного командования велась с учетом планов союзников.

Сроки наступательной операции устанавливались к 23-25 января. По плану штаба верховного главнокомандующего из общего числа 103 пехотных дивизий, развернутых к тому времени на Восточноевропейском театре, 52 процента соединений направлялись против Германии, 45 процентов - против Австро-Венгрии, а 3 процента составляли стратегический резерв. Такое распределение сил и средств вряд ли соответствовало целям и характеру задач, решаемых каждым из фронтовых объединений. Кроме того, при перегруппировках войск не было соблюдено никаких мер скрытности, что позволило противнику точно узнать о намерениях командования русской армии и нанести упреждающие удары.

В планах австро-германского командования входило нанесение основного удара на восточном направлении, а на западе в 1915 году планировалась активная оборона. Командование противника не оставляло надежд на победоносное окончание войны. Удары предусматривалось нанести по сходящимся направлениям: германскими войсками - на Брест-Литовск, а австро-венгерскими - на Львов. Такие действия должны были привести к окружению и уничтожению русских войск и капитуляции России на выгодных для Германии и Австро-Венгрии условиях.

В начале 1915 года войска Северо-Западного фронта провели несколько наступательных операций, которые не достигли желаемых результатов. Во время наступления германских войск, 10-я русская армия едва избежала разгрома, и только благодаря мощному наступлению войск Северо-Западного фронта, немецкие войска были отброшены. Но в итоге, русским войскам так и не удалось осуществить планы по овладению Восточной Пруссией. К слову сказать, планы германского командования также не были реализованы.

На Юго-Западном фронте год начался тоже с наступательных операций, но преодолеть оборону противника в Карпатах и прорваться на Венгерскую равнину, русские войска не смогли. Единственной удачей стала капитуляция австро-венгерской крепости Перемышль. Крепость сдалась 9 марта и весь ее 120-тысячный гарнизон (в том числе 9 генералов и более 2,5 тысяч офицеров) был полностью взят в плен.

Это сообщение поступило в Ставку, где уже неделю находился император. Он явно не находил себе дела и только мешал работе сотрудников. Получив долгожданное известие с Юго-Западного фронта, Николай Николаевич вместе с Янушкевичем и Даниловым бросились к царскому поезду. По их радостным лицам Николай II сразу же понял: случилось что-то необычное. Но, к сожалению, капитуляция Перемышля стала последней удачей русских войск в этой кампании.

На помощь австрийцам поспешила германская армия, и вскоре Перемышль снова был оставлен русскими войсками. Немцы продолжали наступать, и уже летом 1915 года русские были вынуждены оставить сначала Львов, а затем и Галицию. Русские войска несли огромные потери. Не помогли даже введенные в бой резервы.

Военные неудачи тяжело переживались и в армии, и в Ставке.

Неудачи на фронте заставили Николая Николаевича разделить Северо-Западный фронт на два самостоятельных - Северный и Западный. Каждый из них получил задачи оборонительного характера. Северный фронт должен был прикрывать направление на столицу из Восточной Пруссии и со стороны Балтийского моря, а Западный фронт закрывал путь на Москву. Командующим Северным фронтом назначался генерал Н.В. Рузский, Западный - вверялся генералу М.В. Алексееву. Это стало последним стратегическим решением великого князя на посту главнокомандующего русской армией.

Неудачи в кампании 1915 года усилили интриги двора против Николая Николаевича. Пошли разговоры о том, что в обществе его воспринимают как второго императора, величая Николаем III. Дело дошло даже до обвинений великого князя в государственной измене. Тогда император Николай II принимает решением лично возглавить войска.

Это решение императора вызвало бурный протест министров правительства, многие из который считали императора непригодным к управлению войсками в силу его личных качеств. Ему было направлено письмо за подписью восьми министров, которые пытались отговорить царя от этого шага: «…мы же полагаем нашей обязанностью предупредить государя о гибельных опасностях, кои могут быть в результате его намерения», ибо это «грозит России, Вам и династии Вашей тяжелыми последствиями». Но император никак не отреагировал на это письмо. Затем он объявил военному министру Поливанову о своем намерении отправить Николая Николаевича на Кавказ вместо престарелого Воронцова-Дашкова.

Вечером 9 августа Поливанов прибыл в Могилев, куда перемещалась Ставка из Барановичей. Великий князь встретил его в доме губернатора, приветливо поздоровался и пригласил в кабинет. Выслушав военного министра, Николай Николаевич поинтересовался, может ли взять с собой на Кавказ Янушкевича и, получив утвердительный ответ, внешне совсем успокоился. Затем были обсуждены подробности передачи поста верховного главнокомандующего, а также решено несколько кадровых вопросов: генерал Алексеев был назначен начальником штаба нового верховного главнокомандующего, а командующим Западным фронтом стал генерал Эверт.

21 августа по настоянию большинства министров Николай II собрал у себя в Царском Селе Совет министров. Многие его члены старались убедить императора отказаться от своего намерения и не отстранять Николая Николаевича от должности верховного главнокомандующего. Но и после этого никаких изменений в решении Николая II не произошло. 22 августа он отбыл в Ставку.

На другой день после приезда императора, бывший главнокомандующий великий князь Николай Николаевич, подписав акт о сдаче командования, покинул Ставку.

Кавказский фронт, куда Николай Николаевич прибыл в сентябре 1915 года, представлял собой отдельный театр военный действий, где велась напряженная вооруженная борьба между Россией и Турцией. Но он считался второстепенным, и поэтому Николай II решил усилить за счет войск Кавказского фронта части, воюющие против Германии и Австрии. Император решил забрать с него 5-й Кавказский корпус и одну пехотную дивизию. Узнав об этом, великий князь был страшно разгневан. «Он не только отнял у меня пост, который самому явно не по силам, но еще и хочет лишить права на будущие победы, - жаловался он Янушкевичу. - Но ничего, вскоре все увидят, кто чего стоит».

Георгиевская Дума кавказского фронта. В центре группы - Августейший Главнокомандующий кавказской армией Наместник Его Императорского Величества на Кавказе Его Императорское Высочество Великий князь Николай Николаевич

На Кавказе Николаю Николаевичу пришлось заниматься не только военными, но и дипломатическими вопросами. Успехи русских войск в этом регионе заставили очень беспокоиться правящие круги Англии, которые стремились утвердить единоличное господство в нефтеносных районах Персии и Месопотамии. Без согласования с русским командованием они в ноябре 1915 года высадили десант в Персидском заливе и начали наступление на Багдад. Но эта операция не принесла им успеха. Турки сумели подтянуть резервы и атаковать английский экспедиционный корпус. Нанеся фланговый удар, они сумели окружить англичан в районе Кут-эль-Амара.

Взятие Эрзерума. Августейший Главнокомандующий кавказской армией Великий князь Николай Николаевич среди войск


Августейший Главнокомандующий кавказской армией Великий князь Николай Николаевич на фронте

Оказавшись в трудном положении, английское командование «вспомнило» о союзниках и обратилось за помощью к главнокомандующему русскими войсками на Кавказе - великому князю Николаю Николаевичу. Тот дал свое согласие, но выдвинул определенные условия. Он потребовал, чтобы англичане в свою очередь нанесли встречный удар, который мог бы обеспечить совместное овладение Багдадом. Такое глубокое проникновение русских частей на территорию Персии никак не входила в планы Англии, и она отвергла это предложение. В ответ на это Николай Николаевич отказался от активных наступательных действий на этом трудном направлении, несмотря на то, что этого требовала от него Ставка.

Англичанам дорого обошлась такая двуликая политика. В апреле 1916 года, не получив помощи, их окруженные войска (около 10 тысяч человек) были вынуждены капитулировать. Тем самым престижу Англии в Азии был нанесен серьезный ущерб.

Осенью 1915 года резко ухудшилась обстановка в Персии. В результате целенаправленной деятельности многочисленных германо-турецких агентов, действий сформированных ими диверсионных вооруженных отрядов страна оказалась на грани гражданской войны. Антироссийские элементы набирали большую силу. Чтобы не допустить втягивания Персии в войну, Николай Николаевич добился от Ставки разрешения на проведение Хамаданской операции.

Для ее осуществления был привлечен экспедиционный кавалерийский корпус под командованием генерала Н.Н. Баратова. В течение следующего месяца корпус совершил ряд экспедиций в глубь Персии, разгромив несколько вооруженных формирований противника. В декабре частью сил корпуса был занят Хамадан, а также ряд других населенных пунктов, расположенных на подступах к Тегерану. Успешное завершение Хамаданской операции, имевшей не столько военное, сколько политическое значение, положило конец попыткам Германии и Турции втянуть в войну против России государства Средней Азии.

В 1916 году Кавказская армия провела три последовательные наступательные операции. Все они осуществлялись под непосредственным руководством Николая Николаевича и командующего Кавказской армией генерала от инфантерии Н.Н. Юденича. Русской армии противостояла 3-я турецкая армия, на усиление которой двигались части с Балкан.

Великий князь решил разбить 3-ю турецкую армию до подхода подкреплений, которые могли появиться на Кавказском фронте, по расчетам штаба, не ранее марта 1916 года. С этой целью и проводилась с 28 декабря 1915 года Эрзурумская операция. Успешный штурм Эрзурума стал крупной политической победой России, в результате которой правительства Англии и Франции поспешили подписать с Россией выгодное для нее соглашение о разграничении сфер влияния в этом регионе.

Следующий ощутимый удар турецким войскам был нанесен на Приморском направлении в ходе Трапезундской операции. В ходе ее 19 апреля, перейдя в наступление, сводному отряду удалось проникнуть в глубь территории противника более чем на 30 километров, и выйти к укрепленной позиции турок на реке Карадера. Затем, получив подкрепления, русские войска с боем форсировали реку и овладели Трапезундом, захватив большие трофеи.

Активные действия и победы русских войск на Кавказе заставили турецкое правительство группировку своих войск. Туда было переброшено дополнительно десять дивизий, на базе которых сформировались две армии - 2-я и 3-я. В середине мая они начали наступление. Но контрнаступление русских армий, предпринятое по решению Николая Николаевича, нанесло туркам ощутимое поражение.

Несколько иначе складывалась обстановка в Месопотамии, где действовал 1-й Кавказский отдельный кавалерийский корпус под командованием генерала Баратова. В конце апреля он занял Ханекин и продвигался в сторону Багдада. Турецкое командование направило против корпуса Баратова группировку, значительно превосходившую его по численности. К тому же в районе действия корпуса началась вспышка холеры, и по распоряжению Николая Николаевича начался отход.

Итоги кампании 1916 года на Кавказском фронте были весьма значительными. В ходе трех последовательных операций 3-я турецкая армия была трижды разгромлена. Русские войска сумели продвинуться на территорию Турции более чем на 250 км. Были захвачены важные пункты, в том числе крепость Эрзурум, порт Трапезунд и городом Эрзинджан. К концу года против Кавказской армии были переброшены дополнительные силы с других фронтов, что в значительной степени облегчило положение англичан на Месопотамском и Суэцком фронтах.

Не бывало снежная и суровая зима 1917 года приостановила боевые действия на Кавказском фронте. Из-за бездорожья подвоз продовольствия и фуража был сильно затруднен. Солдаты голодали, начались эпидемии. К этому периоду года общие потери Кавказской армии с начала войны убитыми и умершими от ран достигли 100 тысяч человек. Не хватало боеприпасов, особенно патронов. В таком положении армия была не способна вести наступательные операции, и по приказу великого князя перешла к активной обороне.

События февраля 1917 года и отречение Николая II потребовали срочного возвращение Николая Николаевича в Ставку. Император пожелал перед отречением вернуть его на пост верховного главнокомандующего. Однако Временное правительство не устраивало пребывание представителя рода Романовых на посту верховного главнокомандующего.

Против назначения Николая Николаевича выступили и новый председатель Совета министров, и министр внутренних дел. Такая позиция Временного правительства глубоко обидела великого князя, находящегося в то время в Ставке. В ответ на письмо Львова, в котором тот просил Николая Николаевича отказаться от поста главнокомандующего, чтобы доказать свою любовь к Отечеству, он посылает в Петроград ответ следующего содержания: «Рад вновь доказать мою любовь к Родине, в чем Россия до сих пор не сомневалась».

Сдав командование генералу Алексееву, Николай Николаевич покинул Могилев. Он прослужил в российской армии сорок шесть лет и теперь навсегда оставил ее. Вскоре он с семьей перебрался в Крым.

В марте 1919 года Николай Николаевич эмигрировал в Италию. Потом он переехал во Францию, в которой и оставался до конца жизни. Находясь в эмиграции, он не принимал участия в активной политической деятельности, хотя среди белоэмигрантов считался претендентом на российский престол.

Николай Николаевич скончался 5 января 1929 года в местечке Антиб и был похоронен в Каннах. Ему было семьдесят три года. На могиле соотечественники установили большую доску из зеленого мрамора со словами: «Верховному главнокомандующему русской армией, его императорскому высочеству великому князю Николаю Николаевичу от российского зарубежного воинства».


Загрузка Поиск похожих документов