Плеве Павел Адамович

Военачальники. Командный состав

Биография

«…бить противника, преследовать его самым настойчивым, беспощадным образом, если можно, не выпустить его, а взять или уничтожить, вообще проявить крайнюю энергию».

Генерал П.А.Плеве

Имя генерала от кавалерии Павла Адамовича Плеве, одного из талантливых отечественных полководцев Первой мировой войны, сегодня мало кому знакомо. Между тем ратный труд Плеве, безусловно, заслуживает внимания. Ведомые именно им войска с завидным успехом противостояли самому сильному участнику Четверного союза — германской армии. Блестящий тактик, Павел Адамович был приверженцем энергичных действий, мастером маневра и флангового удара, более того, стал, по сути дела, «палочкой-выручалочкой» русского фронта: в критической ситуации его неизменно посылали в самые горячие точки.

Павел Плеве родился 30 мая 1850 года в семье дворян Петербургской губернии. Образование получил в Варшавской классической гимназии. В 1868 году поступил в Николаевское кавалерийское училище и в 1870 закончил его по 1-му разряду с занесением на мраморную доску. По окончании училища Плеве был произведен в корнеты и выпущен в лейб-гвардии Уланский Его Величества полк. В 1874 году он получил чин поручика и поступил в Николаевскую академию Генерального штаба, которую окончил в 1877 году, также по 1-му разряду. Тогда же за отличия в учебе он был произведен в штаб-ротмистры.

В качестве обер-офицера при штабе 13-го армейского корпуса Плеве участвовал в Русско-Турецкой войне 1877-78 годов. В ходе военных действий принимал участие в стычке близ высоты Сахар-Тепе (9 августа 1877 года), сражении при Аясларе (10-11 августа 1877 года), усиленных рекогносцировках (сентябрь-октябрь 1877 года), общем наступлении войск Северного отряда и преследовании турок к Шумле (январь 1878 года). За отличия в боях с турками 23 февраля 1878 года Павел Адамович был награжден орденом Святой Анны 3-ей степени с мечами и бантом.

После Русско-Турецкой войны Павел Плеве служил в Болгарии в должности штаб-офицера для поручений при штабе командующего оккупационными войсками Болгарского княжества, руководил отделением Военного министерства, был штаб-офицером при военном министре. В 1879 году ему было присвоено звание подполковника. 15 ноября «в награду отличного мужества и храбрости, оказанных в разновременных делах с турками» Плеве был отмечен орденом Святого Станислава 2-ой степени с мечами.

С 19 августа 1880 года по июль 1881 года он осуществлял цензовое командование 2-м эскадроном лейб-гвардии Кирасирского Его Величества полка. Служба в Болгарии привела его в члены Главного военного суда — начальника софийского военного отдела. В 1882 году Плеве произвели в полковники.

С первых дней по 1889 год Плеве занимал различные командные и штабные должности: штаб-офицер для поручений при штабе Казанского военного округа; при Главном штабе; в составе экзаменационной комиссии Офицерской кавалерийской школы; штаб-офицер в Николаевской академии Генерального штаба; правитель дел Академии; временно командовал лейб-гвардии Кирасирским Его Величества полком. На каждой из них проявлялись его лучшие качества: добросовестность, требовательность, широкие военные познания. С 26 декабря 1890 года он командовал 12-ым драгунским Мариупольским полком, с 27 января 1893 года занимал пост окружного генерал-квартирмейстера штаба Виленского военного округа с присвоением чина генерал-майора. В новой должности Плеве детально ознакомился с будущим театром военных действий, осуществлял инспекционные поездки в Ковенскую и Осовецкую крепости, под Гродно, руководил поездкой офицеров Генерального штаба под Ригу, Сувалки. Неоднократно исполнял Плеве и должность начальника окружного штаба. С 23 июня 1895 года он назначен начальником Николаевского кавалерийского училища. С 30 июня 1899 года — начальником 2-й кавалерийской дивизии с зачислением в списки Генерального штаба по кавалерии.

1 января 1901 года Плеве произвели в генерал-лейтенанты, а с 20 ноября назначили начальником войскового штаба войска Донского. С началом волнений в Царстве Польском 7 марта 1905 года он был назначен комендантом Варшавской крепости. Надо сказать, генерала угнетала новая должность, он всеми силами стремился в строй и в том же году 4 июля был переведен на пост командира 13-го армейского корпуса. Плеве считался участником Русско-Японской войны, хотя в сражениях непосредственно не участвовал. К этому времени, кроме уже упоминавшихся наград за боевые отличия, он был награжден орденами Святой Анны 2-ой и 1-ой степеней, Святого Станислава 1-ой степени, Святого Владимира 4-ой и 3-ей степеней, французским орденом Почетного легиона (Командорский крест), румынским Орденом короны (Большой крест) и рядом медалей.

С 1906 по 1909 год Плеве выполнял обязанности помощника командующего войсками уже знакомого по прежней службе Виленского военного округа. За отличную службу 6 декабря 1907 года Павел Адамович Плеве был произведен в генералы от кавалерии. 17 марта 1909 года он занял ответственный пост командующего войсками Московского военного округа. Являясь командующим Московским военным округом, Плеве помимо службы активно участвовал общественной жизни и благотворительной деятельности. Будучи человеком гуманным, с широкими взглядами, состоял помощником попечителя бесплатной лечебницы военных врачей, почетным членом Императорского Московского общества воздухоплавания. Павел Адамович был хорошим семьянином: имел жену (в девичестве Сухомлинову), дочерей Ольгу и Екатерину (1881 и 1886 годов рождения) и сына Николая (1892 года рождения).

К моменту начала Первой Мировой войны за плечами Плеве был уже пятилетний опыт руководства войсками округа: Генерал Плеве успел, как подготовить вверенные ему части и соединения к предстоящим боям, так и хорошо узнать все стороны их жизни. Будущий полководец Первой Мировой пройдя службу в строю, познав культуру штабной работы, преодолев все ступеньки военной карьеры, всегда характеризовался исключительно положительно — «беспорочно». Начальником штаба округа с 1912 года стал генерал-майор (с декабря 1914 года генерал-лейтенант) Е.К.Миллер. С момента его назначения оба генерала, великолепно сработавшись друг с другом, составляли неизменный и плодотворный дуэт.

19 июля 1914 года в ходе мобилизации, объявленной с началом Первой мировой войны, на базе управления Московского военного округа началось формирование 5-ой армии под командованием Плеве. Согласно проекту развертывания Юго-Западного фронта 5-ой армии предстояло сосредоточить главные силы в районе Ковель — Холм — Брест-Литовск.

Состав и задачи 5-ой армии определялись следующим образом:

Войдя в состав северного крыла Юго-Западного фронта 5-ой армии под командованием генерала Плеве предстояло участвовать в одном из грандиознейших сражений Первой Мировой войны — Галицийской битве. Численность армии Плеве составляла 147 тысяч человек. В нее входило 11 пехотных и 5 конных дивизий, 176 батальонов, 158 эскадронов и 672 орудия. Главным «оппонентом» русской 5-ой армии была 4-я австро-венгерская под командованием генерала пехоты М.Ауффенберга, к которой с 11 августа присоединилась группа эрцгерцога Иосифа-Фердинанда. Армии Плеве противостояла группировка противника численностью 202 тысячи человек, значительно превосходившая 5-ую русскую армию в живой силе и артиллерии.

И, тем не менее, потери армии Плеве в Томашевском сражении — составной части Галицийской битвы — не превысили 30 тысяч человек (в том числе 10 тысяч пленными, в основном из состава фланговых корпусов), а у австро-венгерских войск составили 40 тысяч человек (половина из них пленные). Окружение, задуманное австро-венгерским командованием, превратилась в тривиальное оттеснение, полученный же результат оказался неадекватен понесенным потерям. Итог сражения свидетельствует о более грамотном руководстве войсками со стороны командования 5-ой русской армии. А самое главное, эти события дали выигрыш времени, в чем огромная заслуга Плеве.

А.А.Керсновский в «Истории Русской армии» писал:

«… 10 августа перешла в наступление и 5-я армия генерала Плеве. Сближение с противником происходило здесь медленнее по причине большого расстояния. Получив известие 12 августа о поражении 4-й армии, генерал Плеве двинул на поддержку соседа XXV корпус. Однако корпус этот наткнулся 13-го у Замостья на подавляющие силы противника: это была IV австро-венгерская армия генерала Ауффенберга. В боях 13 и 14 августа у Замостья XXV корпус был разбит и отступил на Красностав»

13 августа противник обрушился на центр 5-ой армии — 19-ый корпус генерала Горбатовского, который стойко выдерживал все атаки в течение двух дней, пока под угрозой окружения не отступил к Комарову.

горбатовский герой мировой мировой
Генерал В.Н. Горбатовский

14 и 15 августа прошли в ожесточенных атаках с обеих сторон. 25-й корпус генерала Д.П.Зуева не смог выполнить свою задачу и продолжал отступление в районе Красностава. 19-й, 5-й и 17-й корпуса отражали натиски австро-венгров. Героизм простых солдат, эффективность огня и решительность Плеве и командиров корпусов определили исход сражения. Противник преуменьшал силы русских, а потому спокойно решил 15 августа продолжить атаки против Горбатовского силами 2,5 корпусов. Но русские стояли насмерть. А в тыл к австрийцам спешили два левофланговых корпуса под командованием генерала П.П.Яковлева. Утром 15-я австрийская дивизия со стороны Лащова неожиданно была обстреляла и атакована русскими частями. В итоге австрийцы были наголову разбиты (4 000 пленных, два знамени, 22 орудия), причем погибли начальник штаба и командир одной из бригад, а начальник дивизии застрелился сам. На линии фронта 17-го корпуса 5-й армии противник внезапным ударом разбил один из полков и расстроил наступление всех остальных частей. В итоге весь 17-ый корпус был оттеснен к северу.

Австрийский генерал, попавший в плен со штабом
Австрийский генерал, попавший в плен со штабом

Боевые действия следующих двух дней не принесли успеха русским. Наступление 25-го корпуса было отражено австро-венграми. Группа, атаковавшая 19-ый корпус с запада и северо-запада, охватила его правый фланг. Неудачи на обоих флангах поставили армию Плеве в тяжелейшее положение. Ее центр с трудом держался. Создавалась угроза окружения. Стараясь выправить ситуацию, командующий отдал приказ о продолжении атак. Исход сражения был решен 18 августа, когда 1-я и 5-я Донские казачьи дивизии зашли в тыл 2-му австрийскому корпусу, сражавшемуся против Горбатовского, и заставили отступить обходящую группу (да еще и прихватили 10 орудий). Затем атаковали 7-я и Сводная кавалерийские дивизии, остановив продвижение врага против нашего левого фланга. Оценив обстановку, Плеве приказал своей армии отойти на север, на одну линию с 4-й армией. Имелось в виду усилиться на этой линии, а затем перейти к общему наступлению одновременно с 4-й армией. Отход происходил 19-20 августа.

В условиях начавшегося окружения его армии Павел Адамович не выпустил управление из рук, упорно борясь с противником за инициативу. Нашел грамотное применение коннице, образовав сводный кавалерийский корпус, нанес им удар в тыл 4-й австро-венгерской армии, использовал казаков для обеспечения благополучного отхода войск после Томашевского сражения. Именно кавалерийская разведка 5-й армии вскрыла изменение плана сосредоточения австрийских войск. Ряд важнейших решений Плеве осуществил, отталкиваясь от этой информации.

В тяжелейшей, почти безнадежной обстановке — как в развертывании, так и численности войск — Плеве не растерялся, сумев переломить ход событий в свою пользу. Волевой и энергичный генерал не снимал руку с «пульса» боев, мгновенно реагируя на стремительно менявшуюся обстановку. Сознавая тяжелое положение своей армии, он докладывал Главнокомандующему армиями Юго-Западного фронта Н.И.Иванову:

«Будем бороться до последней крайности»

В создавшейся непростой оперативной обстановке Плеве требовал активности от своих корпусных командиров.

«Ген. Яковлеву:… предписываю Вам во что бы то ни стало отбросить австрийцев для завершения удачной операции. Выжидательные действия неуместны, требуются решительные. Доносите чаще. Ген. Плеве»
«… держаться на позиции за рекой Войславкой, непременно охранять шоссе Красностав — Холм… Удержать эту позицию до подхода прочих сил армии... Ген. Горбатовскому и Литвинову приказано решительным ударом разбить противника в окрестностях Toмaшовa… Ген. Плеве»
«Красностав, генералу Зуеву: Горбатовский одержал блестящую победу немедленно наступайте самым энергичным образом на Замостье точка При удаче преследуйте неотступно решительно кавалерию в возможно большом количестве направляйте для преследования куда окажется по обстановке выгоднее а при возможности в общем направлении на Томашев точка Лично Вам и штабу корпуса предлагаю держатъся ближе войскам дабы действительно руководить дивизиями в бою и не допускать самовольных распоряжений по дивизиям что к большому несчастью случилось в бою 14 августа с третьей гренадерской дивизией. Генерал Плеве»

Плеве требовал постоянно поддерживать связь со своими войсками, подробно информировать его обо всех событиях. Но так как сообщение нередко прерывалось, донесения запаздывали. Темп же развития боевых действий ускорялся, напряжение усиливалось, и командующий начал рассылать доверенных лиц на наиболее ответственные участки сражения. Задачей их было, не мешая командирам управлять войсками, постоянно информировать штаб армии обо всех интересующих его деталях, в том числе таких важнейших показателях успеха действий войск, как количество потерь, захваченных пленных и трофеев.

Отвод 5-ой армии возвратил ей свободу маневра, позволил привести в порядок потрепанные части и соединения, чтобы вернуться к активным действиям. В тяжелых условиях превосходства противника, ведя бои в полуокружении, корпуса армии Плеве нанесли войскам австрийцев ряд поражений (уничтожение 15-й пехотной дивизии у Лащова, разгром 39-й гонведной дивизии у Тарноватки) и, маневрируя, вышли из-под удара. Избежать катастрофы на северном фасе Галицийской битвы удалось во многом именно за счет грамотных действий Павла Адамовича, ставших классикой отечественной военно-исторической науки.

Генерал Н.Н.Головин так отозвался об отходном марше-маневре армии Плеве после Томашевского сражения:

«… отнюдь не является вынужденным отступлением; это был отрыв от противника, возвращавший сохранившей свою полную боеспособность армии свободу маневра

… одним из самых трудных и в тоже время самых искусных армейских маневров во всей истории Мировой Войны»

Военный историк А.К.Коленковский об отходе корпусов армии Плеве после Томашевского сражения писал следующее:

«…только трезвая оценка военно-хозяйственного положения этих корпусов армейским командованием принуждает к отходу, но только для пополнения и приведения себя в порядок для нового наступления»

Генерал Н.Н.Головин называл Плеве «выдающимся командующим армией». Причем весьма метко подметил такую его черту, как справедливое признание заслуг подчиненных:

«... генерал Плеве преклонялся перед доблестью и решительностью, проявленными генералом Горбатовским в Томашевском сражении, и был преисполнен благодарности по отношению к нему, что и выразил ему лично на свидании со всеми командирами корпусов, в первых числах сентября в районе Цешанува перед движением армии к Сану»

При этом Головин отмечал, что

«велика была и заслуга самого командующего 5-й армией генерала Плеве».

Тем временем оперативная обстановка изменилась. 3-я и 8-я русские армии, составляющие южное крыло Юго-Западного фронта, продолжали успешное наступление на австро-венгерские армии, грозя им полным разгромом. Фельдмаршал граф Ф.Конрад фон Гетцендорф, начальник полевого Генерального штаба при Верховном главнокомандующем австро-венгерской армии, решил сконцентрировать свою ударную мощь в районе Равы-Русской, чтобы силами трех своих армий нанести поражение наступающим русским армиям.

В это время на северном крыле Юго-Западного фронта остался лишь заслон — 1-я армия и группа эрцгерцога Иосифа-Фердинанда против 4-й и 5-й русских. Теперь все зависело от того, главные ли силы противника раньше разобьют армии южного фланга Юго-Западного фронта или 4-я, 5-я и сосредоточивавшаяся 9-ая армии уничтожат австрийский заслон. Плеве сгруппировал под своим командованием 9,5 пехотных, 5 кавалерийских дивизий и 6 отдельных казачьих полков. Уже 22 августа его армия вновь перешла в наступление, сыграв решающую роль в развернувшемся Городокском сражении. 26-27 августа эти тяжелые бои закончились победой русских благодаря смелому маневру Плеве.

Сформированный им сводный кавалерийский корпус ринулся в тыл 4-й австрийской армии, внеся беспорядок в тылы неприятеля у Красноброда и Фрамполя, разгромив обозы и части прикрытия, а затем содействовал поражению группы эрцгерцога Иосифа-Фердинанда. Кроме того, две группы корпусов командарм направил, чтобы они вклинились между группой эрцгерцога Иосифа-Фердинанда и 4-й австро-венгерской армией и двигались по расходящимся направлениям в помощь соседям. Выход сил Плеве на коммуникационные пути противника мог повлечь за собой настолько тяжелые для врага последствия, что его командование сочло за благо прекратить бои и отойти за реку Сан. 27 августа русские войска вошли в Томашев, захватив свыше тысячи пленных, а на следующий день 5-ый армейский корпус армии Плеве нанес поражение группе эрцгерцога Иосифа-Фердинанда.

Ставя задачу командирам, Плеве подчеркивал:

«... самым неотступным и решительным образом преследовать противника, особенно гнать его конницей, что возможно отрезывать и окружать»

Именно крупные силы 5-ой армии Плеве, сосредоточенные в тылу армии Ауффенберга, сломали неприятеля. С 30 августа началось его общее отступление. Итогом всей операции русских войск 21-30 августа стал разгром 1-ой австро-венгерской армии и группы эрцгерцога Иосифа-Фердинанда, отступление под угрозой окружения трех австро-венгерских армий, в чем огромная заслуга Плеве и его хорошо подготовленной и сильной духом армии. В Городокском сражении она сыграла роль «свободной силы»: парировать действия 5-ой армии, уже записанной австро-венгерским командованием в разряд разгромленных, противнику было нечем, что и решило во многом успех сражения. Маневр Плеве двумя группами корпусов разорвал связность австрийского построения и сорвал замыслы противника, в частности, попытку группы Иосифа-Фердинанда поддержать правый фланг 1-ой австро-венгерской армии.

Генерал-лейтенант Я.К.Цихович о действиях армии Плеве писал следующее:

«5-я армия помогла одной половиной своих сил 4-й и 9-й армиям, и другой половиной 3-й и 8-й армиям, применяя маневр глубокого движения обеими своими половинами в эксцентрических направлениях. Хотя, таким образом, операция 5 армии развивалась в двух направлениях, но была объединена одной мыслью командарма»

За успешные действия своих войск во втором наступлении русских армий 18 сентября 1914 года Плеве был награжден орденом Святого Георгия 4-ой степени.

Ярко проявился полководческий талант Плеве и в Лодзинской операции. В первых числах октября 1914 года 5-ая армия под его командованием вышла на рубеж Вислы и 11 октября форсировала реку Равка. Русская группировка вытянулась в линию на громадном фронте, не имея армейских и фронтовых резервов для развития успеха или парирования неожиданных ударов противника.

Начальник штаба Главнокомандующего германским Восточным фронтом генерал-лейтенант Э.Людендорф отлично знал: самый лучший способ сорвать вражеское наступление — самому нанести удар в другом месте. Осуществив перегруппировку войск, германское командование образовало Восточный фронт (командующий генерал пехоты П.Гинденбург), включавший 8-ую (командующий генерал пехоты О. фон Белов) и 9-ую армии (генерал кавалерии А. фон Макензен).

Русский понтонный мост через Вислу
Русский понтонный мост через Вислу

Обе противоборствующие стороны ставили перед собой наступательные цели, но немцы в отсутствие ясного плана явно импровизировали, надеясь прежде всего сорвать русское наступление в Силезию.

http://100.histrf.ru/upload/medialibrary/c3f/Карта%20сил%20сторон%20к%20началу%20Лодзинской%20операции.jpg
Карта сил сторон к началу Лодзинской операции

В это время 5-я армия Плеве начала стремительное наступление левым крылом, остановив продвижение немцев. К вечеру 6 ноября у русских оказалось прочное положение в центре, на левом фланге и угрожающее на правом фланге 2-ой армии, куда все глубже вклинивалась обходящая группа генерала пехоты Р. фон Шеффера-Бояделя. Однако дальнейшие успехи германцев были приостановлены подходящими частями 5-ой армии. 2-ая армия тогда переживала жесточайший кризис, и Плеве 7 ноября поручили общее руководство войсками 5-ой и 2-ой армий.

8 ноября немцы прорвались на южную окраину Лодзи. Но город остался в руках русских благодаря активным действиям 5-й армии и лично генерала Плеве, которому хватило двух дней для стабилизации обстановки. В итоге воля и энергия русского генерала взяли верх над напором Гинденбурга и Макензена. К 9 ноября, отбив все атаки противника, Плеве окружил группу Шеффера-Бояделя. Этот день стал переломным для Лодзинского сражения. Ловичский русский отряд, двигаясь навстречу наступающим 5-й и 2-й армиям, сумел восстановить с ними связь. Таким образом, группа Шеффера-Бояделя, взявшая в полукольцо 2-ую армию, сама попала в окружение.

Только приказы главнокомандующего Северо-Западным фронтом заставили Плеве отступить с завоеванных позиций и позволили группе Шеффера-Бояделя вырваться из окружения. Преследование неприятельских войск, отходящих по фронту русских армий, также не было организовано, несмотря на отправленную Рузскому телеграмму Плеве:

«... войска противника истомлены как большими переходами, так и голодовкой, а сверх того наступили морозы. При таких условиях немедленное и безостановочное преследование может дать самые решительные результаты»

Директивы генерала пронизаны требованиями «держать связь», «энергично атаковать», «активно применять конницу», «энергично наступать», «действовать самым решительным образом». Именно его действиям Лодзь обязана спасением, а Шеффер-Боядель — котлом. Плеве прекрасно понимал: только нерешительность, неумение ориентироваться в быстро меняющейся обстановке современной войны, невладение ситуацией командованием фронта не позволили тактическому успеху перерасти в оперативный, а возможно, и в стратегический.

В силу изменившейся общей обстановки и под напором свежих соединений противника наши войска были вынуждены осуществить общее отступление. 5-ая армия начала отходить 18 ноября.

В отношении военного искусства Лодзинская операция — одна из наиболее сложных в Первую Мировую войну. Достаточно сказать, что такого количества глубоких обходов и окружений до этого не наблюдалось. Именно в таких маневренных действиях проявилось оперативное мастерство Плеве, позволившее предотвратить катастрофу и вырвать у противника победу. В тактическом плане генерал вновь показал себя как сторонник маневра, активных действий, в том числе на флангах. Корпуса армий Плеве уступом выходили за свободные фланги и, огибая обходящие войска противника, не допускали смыкания кольца окружения. Генерал решительно парировал атаки немцев, более того, он вынуждал их самих переходить к обороне или даже отступать, неся большие потери. Особенно разительно управление Плеве войсками 5-й и 2-й армий отличается от безынициативности командования 1-й русской армии.

Мнение генерал-майора А.Нокса — представителя британской армии при русском командовании:

«Плеве принадлежал больше к школе Мольтке и обладал логическим умом и железной волей. Не удивительно поэтому, что именно Плеве со своей 5-й армией спас 2-ю от надвигавшейся катастрофы, тогда как Ренненкампф всеми порицается именно за то, что не сумел вполне воспользоваться изменением обстановки в благоприятную сторону и позволил немцам ускользнуть. Несколькими месяцами позже поклонники Плеве из штаба 5-й армии любили рассказывать, как на походе к нему подскакал офицер, ординарец от Шейдемана, и взволнованно воскликнул: «Ваше превосходительство, 2-я армия окружена и принуждена сдаваться!». Плеве в продолжение одной-двух секунд молча смотрел на молодого человека из под своих густых, нависших бровей и затем сказал: «Вы прибыли, мой милый, играть трагедию или с докладом? Если у вас есть донесение, то доложите его начальнику штаба, но помните, не разыгрывать трагедий, а то я посажу вас под арест»

Именно в это время Плеве заслужил славу мастера кризисных ситуаций, о котором вспоминают в тяжелой оперативной обстановке. Павел Адамович еще раз подтвердил репутацию полководца, воюющего не числом, а умением: его армия к началу операции была самой малочисленной в составе фронта: состояла из 1-го, 5-го и 19-го армейских корпусов, 1-го сибирского корпуса, 1½ кавалерийских дивизии и насчитывала 85 тысяч штыков и сабель, 190 пулеметов, 320 орудий. Это не помешало ей сыграть ключевую роль в сражении. Действия Плеве были высоко оценены как русскими военачальниками, так и противником.

Генерал-лейтенант Э.Людендорф впоследствии отмечал:

«Крупная оперативная цель — уничтожить русских в излучине Вислы — не была достигнута. 25-й резервный корпус с находившимися при нем частями был отрезан и атакован с юга частями 5-й русской армии»

Генерал-полковник Э. фон Фалькенгайн заметил применительно к Лодзинскому сражению:

«Очень скоро в Польше стало ясно, насколько неприятельское командование успело подучиться с начала августа»

Отдала должное действиям талантливого полководца и отечественная военно-историческая наука. Г.К. Корольков отмечал:

«Плеве удивительно верно оценил обстановку и стремился оттеснить противника дальше на запад, так как только этим в полной мере обеспечивался фланг 2-й армии… Получавшиеся разрывы фронта не пугали, так как подвижность войск гарантировала своевременность противодействия вторжению в такой прорыв…»

Д.Н.Рыбин подчеркнул:

«5-я русская армия, как железный клин, врезалась между заходящими флангами немцев и не позволила им сомкнуться»

А.А.Керсновский писал:

«Стойкость войск и энергия командовавшего 5-й армией генерала Плеве предотвратили катастрофу, и немцы из обходящих сами оказались обойденными»

В феврале 1915 года Плеве возглавил 12-ю армию, сформированную для выполнения задач по стабилизации положения театра военных действий на Ломжинском направлении при проведении зимней Праснышской операции. На новую армию возлагалось

«наступление в Восточную Пруссию на Ортельсбург, Вилленберг, Нейденбург, Сольдау и далее прямо на север, так как вторжение в пределы Пруссии в этом направлении, несомненно, болезненно отзовется в Германии и, по всем вероятиям, может вызвать оттяжку германских сил с левого берега Вислы, и может быть, из района 10-й армии».

Операция развивалась в три этапа: германское наступление на Прасныш против войск 1-й русской армии (7-11 февраля), контрудары двух Сибирских армейских корпусов армии Плеве (12-14 февраля) и общее наступление правового крыла Северо-Западного фронта (17 февраля — 17 марта).

Атака 3-го Сибирского корпуса. 1915 г.
Атака Сибирского корпуса. 1915 г.

Плеве в очередной раз подтвердил репутацию решительного военачальника. Директивы его традиционно выдержаны в активно-наступательном духе. Так, командир 2-го Сибирского армейского корпуса генерал от инфантерии А.В.Сычевский получил от Павла Адамовича 13 февраля указание:

«Не выпустить отступающие от Прасныша части противника и захватить пути отступления его от Прасныша на северо-восток и север»

В тактическом аспекте командарм стремился осуществлять фланговые удары и атаковать коммуникации противника. Например, 11 февраля приказ Плеве корпусному командиру гласил:

«После переправы вашего корпуса через реку Оржиц целью действий должны быть не город Прасныш, а неприятельские войска, которые необходимо атаковать во фланг и тыл»

Приветствовал Павел Адамович и внедрение технических новинок, являясь сторонником современной войны. В конце Праснышской операции в распоряжение штаба 12-й армии передали противоаэропланную батарею капитана Тарновского. Плеве и его начальник штаба посетили новое противовоздушное средство, и подробно ознакомились со свойствами батареи и предполагаемыми способами стрельбы. Именно командование 12-й армии высоко оценило первые успехи русских зенитчиков, наградив Тарновского и других офицеров орденами. Позже при организации противовоздушной обороны Двинска Павел Адамович вновь привлек отлично себя зарекомендовавшую батарею.

В феврале 1915 года броневики врывались в боевые порядки наступающей германской пехоты и в упор расстреливали ее, а при отступлении немцев из-под Прасныша содействовали развитию успеха:

«В ночь с 12 на 13 февраля…, пройдя маршем 120 верст, отряд 1-й автопулеметной роты из 4 пулеметных и одного пушечного автомобиля ворвался на укрепленную позицию немцев у с. Добржанково. Потеряв три машины со всею прислугою, расстрелянными с 30 шагов, занял два моста, отрезав путь отступления немцев».

В результате подошедшим 2-му и 3-му Сибирским стрелковым полкам сдалась бригада немцев!

Броневики 1-й автопулеметной роты, замаскированные на дороге в районе Прасныша, февраль 1915 г.
Броневики 1-й автопулеметной роты, замаскированные на дороге в районе Прасныша, февраль 1915 г.

Деятельность русского командования в операции заслужила высокую оценку как в отечественной военно-исторической науке, так и со стороны руководства противника.
Военный историк генерал от инфантерии А.М.Зайончковский писал:

«... в действиях западной группы русских войск можно отметить один положительный факт — это все большее и большее вкоренение в привычку частных начальников отвечать на удар контрударом. Праснышская операция является в этом отношении положительным образцом»

Германское же командование в лице Людендорфа, фиксируя «энергичные контратаки» русских и «значительные потери» своих войск, подчеркивало:

«Наши войска получили от русских урок»

Итог Праснышской операции был весьма убедительным: до 14 тысяч пленных немцев и 58 орудий (этот «рекорд» был побит лишь французами более чем через полгода в наступлении в Шампани). Русские войска, благодаря решительным действиям Плеве, одержали победу над равным по силе противником. Именно действия Плеве дали значительный тактический выигрыш русской армии и позволили в целом в неудачном для России 1915 году сохранить на северо-западе стабильное и прочное положение.

В апреле 1915 года после начала германского наступления в Прибалтике для стабилизации обстановки туда было переброшено управление 12-й (позже 5-й) армии во главе с генералом Плеве. Войска под его руководством противостояли противнику в Митавско-Шавельской и Виленской операциях, боях под Двинском.

шавли

Военный историк В.Г.Корольков в своей книге «Шавли» писал:

«План Плеве. Недостаток сил и средств не позволял Плеве принять наступательный план и вырвать из рук противника инициативу, ему приходилось ограничиваться обороной. Однако, он не мог отказаться от активности и решил на удар противника отвечать ударом. Такой контр-маневр является не только противодействием воле противника, но выражает стремление оказать на нее давление и заставить его отказаться от удара.

Такой план требовал сильного общего резерва в районе восточнее Шавли. Отсюда контр-маневр в виде флангового удара мог быть направлен, как при наступлении противника на Митаву, так и в случае наступления германцев на Кейданы. При занятом армией положении такие действия были не только возможны, но и необходимы. Задача армии сводилась к прикрытию путей на Митаву и Двинск и к обеспечению крепости Ковно с севера. Район Шавли являлся центральным опорным пунктом, прикрывающим все указанные направления. Удержание за собою района Шавли получало первенствующее значение и здесь укрепления получили наибольшее развитие и совершенствование. Здесь же было место общему резерву.

Однако, у Плеве не было общего резерва. Это обстоятельство вносит в план зародыш потери времени. Так как предвидеть заранее маневр противника нельзя, то для принятия решения о контр-маневре надо было предварительно, с началом наступления германцев, выяснить их план, т.е. затратить некоторое время. Отсутствие общего резерва, а равно сильных участковых резервов требует для выполнения контр-маневра выделения необходимых сил, т.е. производства перегруппировки, что также требует времени.

Для уменьшения этой потери времени надо было: а) тщательно разведывать, б) своевременно доносить о первых признаках наступления противника, в) безотказная работа службы связи. На все это Плеве обратил особое внимание и не стеснялся карать провинившихся»

Войска 5-й армии, отходя с рубежа на рубеж, на отдельных участках осуществляли короткие, но энергичные контратаки. Командарм сохранил свои силы и вывел их из-под фланговых ударов превосходящих сил врага. Во время Митаво-Шавельской операции все действия Плеве отличались спокойствием и своевременной распорядительностью при правильном понимании обстановки. Во всем видно стремление противодействовать противнику и сломить его волю.

Особенно впечатляет стойкость и решительность генерала при сохранении Двинска и двинского плацдарма. Как истинный военачальник, он руководствовался стратегическими соображениями и работал на перспективу — этот район требовалось сохранить в расчете на будущее наступление. В тактическом плане заметно умение командарма оперировать на флангах противника: удержать плацдарм на левом берегу реки у Двинска Плеве смог, действуя на флангах Неманской и 10-й германской армий.

Германское командование отдало должное русскому полководцу, стоявшему во главе 5-й армии. Людендорф в начале Митаво-Шавельской операции отметил искусный удар на Ошмяны, вынудивший отступить 6-ю немецкую резервную дивизию, долгие и ожесточенные бои за предмостные укрепления Двинска и Якобштадта. Разгадав замысел противника, заключавшийся в маневре двойного охвата, Плеве отдал приказ о немедленном отходе, чтобы вывести войска из-под удара.

Военный историк В.Г.Корольков так писал об отходе 5-й армии в июле-августе 1915 года:

«… показывает гражданское мужество Плеве, так как мало было генералов, способных принять решение, идущее вразрез с требованиями Ставки «ни шагу назад»…».

Большое значение для достижения успеха имела быстрота, с которой Плеве оценивал обстановку и принимал решения, что особенно важно при парировании ударов противника. Так 1 июля, чтобы проанализировать донесения, прийти к верному заключению о главном ударе немцев в первый день сражения под Шавли и принять адекватные меры, генералу понадобилось всего три часа.

Военный историк В.Г.Корольков писал:

«… вполне выявляет его умение руководить боем… такая быстрая ориентировка в изменениях обстановки могла быть достигнута только при хорошо поставленной службе донесений и связи. В этом отношении Плеве проявлял удивительную настойчивость и требовательность»

Наряду с выдающимися качествами полководца, Плеве в полной мере обладал талантами руководителя. Прослужив долгое время в строю и отлично зная солдатскую массу, он приложил все силы для поднятия боевого духа в войсках. Эту цель преследовали речи Павла Адамовича перед прибывающими в Двинск резервами, использование военной музыки, проведение парадов. Не пустив германцев в Двинск, Плеве во многом предотвратил возможное неблагоприятное развитие оперативной обстановки на русском театре военных действий, заложив фундамент для последующих операций. Двинский фронт в конфигурации, созданной П.А.Плеве, продержался 2,5 года — до начала 1918 года.

Первая Мировая — война нового типа, сразу поставившая исключительно жесткие требования к командному составу. Павел Адамович, человек уже солидного возраста, проявил себя лучше многих, более молодых военачальников, достойно и грамотно руководя вверенными силами и средствами.

С именем Плеве связаны не только победы русского оружия, но и яркие страницы в области военного искусства. Он эффективно и грамотно использовал конницу, стал родоначальником создания русских штурмовых команд. Его приказ от 4 октября 1915 года №231 гласил:

«... приказываю сформировать из них при каждой роте особые команды бомбометателей... избирать людей смелых и энергичных, вооружить каждого десятью гранатами, удобно повешенными на поясе, и топорами произвольного образца, а также снабдить каждого лопатой, по возможности большой, и ручными ножницами для резки проволоки»

Были определены формы обучения новых подразделений, в качестве инструкторов прикомандировывались военнослужащие-саперы. В конце года этот опыт был распространен на всю русскую армию, и штурмовые взводы («взводы гренадер») появились во всех пехотных и гренадерских полках.

Наиболее эффективными мерами срыва вражеских замыслов Плеве считал активные, энергичные действия, широкий маневр силами и средствами. Вместе с тем он старался беречь по мере возможности войска, не ставя их на грань уничтожения. Умело оперировал генерал резервами, определял им место в общевойсковом бою. Так, еще не закончилась активная фаза Лодзинской битвы, как он начал формировать сильные армейские резервы во 2-й и 5-й армиях, не останавливаясь перед ротацией фронтовых частей. А в Митаво-Шавельской операции генерал проводил перегруппировки в связи с изменением обстановки, и перемещаемые части своевременно перекрывали пути наступления противника.

Николай II в рескрипте на имя П.А.Плеве писал:

«В запечатленных неизменною доблестью наших войск исторических боях 1914 и 1915 годов — под Холмом, Ярославом, Варшавою, Лодзью, в Риго-Шавельском районе и под Двинском, вы явили все необходимые качества решительного, настойчивого и мужественного военачальника»
http://100.histrf.ru/upload/medialibrary/38b/П.А.%20Плеве%20с%20В.И.%20Гурко.jpg
П.А.Плеве с В.И.Гурко

6 декабря 1915 года Плеве стал главнокомандующим армиями Северного фронта, но, к сожалению, ненадолго — по состоянию здоровья

М.К.Лемкев своей книге «250 дней в Царской ставке» вспоминал:

«… 6, воскресенье: Сегодня нач. штаба получил от царя телеграмму: «Теперь же командировать генерала Плеве в Псков. Николай».

Это на смену Рузскому. Никого другого не нашли. Плеве считается лучшим из командующих армиями…»

По состоянию здоровья 10 февраля 1916 года его освободили от командования. Умер Павел Адамович 28 марта того же года в Москве.

Из Иллюстрированного журнала «Искры Воскресенье» от 3 апреля 1916 года:

«28-го марта в Москве скончался генерал П.А.Плеве, бывший долго командующим войсками московского военного округа. В настоящей войне он занимал должность командующего 5-й армией. Затем в декабре на него было возложено временное командование всем северным фронтом. Бои 5-й армии под Холмом, Ярославом Варшавой и Лодзью и затем, операции армии северного фронта в Риго-Шавельском районе и под Двинском обнаружили в покойном качества решительного, настойчивого и мужественного военачальника. За искусное и энергичное руководительство боевыми действиями 5-й армии покойный был награжден Орденом Святого Георгия 4-й степени. Покойный заболел еще в последних числах января на почве переутомления. Скончался он на 66 году жизни»

Честный, смелый и добросовестный солдат, с честью выходивший из самых сложных ситуаций, генерал от кавалерии Павел Адамович Плеве оставил заметный след в истории Первой Мировой войны. Современной войне, какой она уже являлась, требовались именно такие военачальники — не только грамотные, но и твердые, спокойные, инициативные.

http://100.histrf.ru/upload/medialibrary/7ad/Могила%20П.А.%20Плеве.jpg
Могила П.А.Плеве

Источники:

  1. https://ru.wikipedia.org/wiki/Плеве,_Павел_Адамович
  2. http://w.histrf.ru/articles/article/show/plievie_paviel_adamovich
  3. A. B. Олейников Успешные генералы забытой войны. – М.: Вече, 2014.

Загрузка Поиск похожих документов