Ренненкампф Павел-Георг Карлович

Военачальники. Командный состав

Биография

Павел-Георг Карлович фон Ренненкампф родился 17 (29) апреля 1854 в замке Панкуль, близ Ревеля. Его отец — потомственный эстляндский дворянин ротмистр Карл Густав Ренненкампф (1813-71). Ренненкампфы служили России с XVI века. За 150 лет до 1914 года, русский полковник Ренненкампф дрался с пруссаками и брал Берлин.

В 16 лет Павел Ренненкампф поступил на военную службу унтер-офицером в 89-й пехотный Беломорский полк. Окончив Гельсингфорсское пехотное юнкерское училище в 1873 году, он нес службу корнетом в 5-м уланском Литовском полку. В 1882 году завершил обучение в Николаевской академии Генерального штаба. За отличия в учебе ему досрочно присвоили звание майора.

С 1882 года в течение 13 лет Ренненкампф служил на различных штабных должностях, хорошо зарекомендовав себя. К 1890 году дослужился до полковника. Генерал М.И.Драгомиров так отзывался о молодом Ренненкампфе:

«Ну, этого затереть не смогут. Из него выйдет большой полководец. Люди, подобные ему, оцениваются только во время войны»

С 1895 по 1899 год Ренненкампф командовал Ахтырским полком. По случайному стечению обстоятельств, ранее в Ахтырском полку служил также и будущий генерал Самсонов. В ноябре 1899 года Ренненкампфа назначили начальником штаба войск Забайкальской области.

Война с Китаем в начале XX века застала Ренненкампфа на Дальнем Востоке. Участие в Китайской кампании дало ему широкую известность в военных кругах. В период подавления восстания инхэтуаней (боксеров) 1900 года в Китае он проявил себя как храбрый и талантливый военный. Хотя военные относились скептически к «героям» Китайской войны, считая ее «не настоящей», кавалерийский рейд Ренненкампфа по своей лихости и отваге заслужил всеобщее признание.

Рейд начался в конце июля 1900, после занятия Айгуна (вблизи Благовещенска). Ренненкампф с небольшим отрядом разбил китайцев на сильной позиции по хребту Малого Хингана и, обогнав свою пехоту, с 4,5 сотнями казаков и батареей, сделав за три недели 400 км с непрерывными стычками, захватил внезапным налетом крупный маньчжурский город Цицикар. Отсюда высшее командование предполагало произвести систематическое наступление на Гирин, собрав крупные силы в 3 полка пехоты, 6 полков конницы и 64 орудия, под начальством известного генерала Каульбарса. Не дожидаясь сбора отряда, Ренненкампф, взяв с собою 10 сотен казаков и батарею, 24 августа двинулся вперед по долине Сунгари. 29 августа он захватил Бодунэ, где застигнутые врасплох 1500 боксеров сдались ему без боя, а 8 сентября захватил Каун-Чжен-цзы, оставив там 5 сотен и батарею для обеспечения своего тыла, с остальными 5-ю сотнями, проделав за сутки 130 км, влетел в Гирин. Этот бесподобный по быстроте и внезапности налет произвел на китайцев, преувеличивавших до крайности силы Ренненкампфа, такое впечатление, что Гирин — второй по количеству населения и по значению город Маньчжурии — сдался, и большой гарнизон его сложил оружие. Горсть казаков Ренненкампфа, затерянная среди массы китайцев, в течение нескольких дней контролировала город, пока не подошло подкрепление.

Восхищенный генерал Гродеков передал Ренненкампфу свой Георгиевский крест, полученный от генерала Скобелева. Помимо этой награды Ренненкампф был также награжден орденом Святого Георгия 3-й степени.

В 1901 году Рененкампф был назначен командиром 1-й отдельной кавалерийской бригады.
Во время русско-японской войны 1904-05 гг. Павел Ренненкампф состоял командующим 2-ой Забайкальской казацкой дивизией. Под его командованием дивизия показывала чудеса храбрости. Слава генерала росла, его легендарная храбрость и энергичное командование влекли к нему лучших офицеров конницы.

Дравшийся под его начальством Врангель писал о нем восторженные письма:

«Я ограничился периодом действий нашего передового отряда до того момента, когда генерал Ренненкампф был ранен и сдал командование. С этой минуты наш отряд теряет ту стремительную подвижность, ту энергичную деятельность, ту активность, которая так досаждала, так изводила неприятеля»

В одном из боев Ренненкампф был тяжело ранен. Не совсем оправившись от ран, он возвратился в строй и во главе 7-го сибирского корпуса принял участие в Мукденском сражении. В самом начале битвы (9 февраля) генерал-лейтенант Ренненкампф принял командование конным отрядом генерал-лейтенанта П.И.Мищенко, тяжело раненного в бою под Сандепу. Силами этого отряда до 16 февраля велись рекогносцировки; тогда же Ренненкампфом был сформирован отряд из четырех казачьих сотен для уничтожения железнодорожного моста в японском тылу. Диверсия оказалась успешной, однако практически не повлияла на развитие боевых действий. 26 февраля Ренненкампф вернулся к командованию Цинхэченским отрядом и выступил с ним в бои. А.И.Деникин писал:

«Отряд Ренненкампфа упорными, кровопролитными боями стяжал себе заслуженную славу»

Даже противники Ренненкампфа, японские маршалы Ойама и Кавамура, отзывались о нем с почтением. Не будет преувеличением сказать, что Ренненкампф стал одной из самых ярких фигур японской кампании. За нее он получил два Георгиевских оружия (одно с бриллиантами, другое — с надписью «За храбрость»).

С конца августа 1905 года Ранненкампф состоял в распоряжении главнокомандующего на Дальнем Востоке, а в ноябре того же года последовало назначение командиром 7-го Сибирского армейского корпуса. Затем Реннекампф непродолжительное время возглавлял 3-й Сибирский и 3-й армейские корпуса. Во время участия в подавлении революционных выступлений в 1905 году Ренненкампф командовал особым карательным отрядом, с которым, следуя на поезде (навстречу отряду генерала барона А.Н.Меллера-Закомельского), восстановил сообщение Маньчжурской армии с Западной Сибирью, прерванное революционным движением в Восточной Сибири («Читинская республика»), разгромив силы мятежников в полосе железной дороги и наведя порядок в Чите.

Служивший под началом Ренненкампфа генерал фон Дрейер писал:

«Во всю мою жизнь я не встречал лучшего учителя и воспитателя офицеров и солдат»

А Юрий Галич, русский военачальник и публицист, вспоминал:

«Он начал с чистки командного состава, поощряя продвижение талантливой молодежи, устраивая постоянно маневры, мобилизации, кавалерийские состязания, пробеги, боевую стрельбу, не взирая на время года, на состояние погоды. Горячий, тревожный, беспокойный был человек. Генералы его ненавидели и боялись. Молодежь и солдаты любили за лихость, за смелость, за простоту обращения. Ренненкампф имел массу врагов. Либеральные круги его не переносили, считая надежным стражем режима. Сверстники завидовали успехам и легким китайским лаврам. Высшее начальство не любило за самостоятельность, резкость, строптивость, широкую популярность в войсках»

Среди офицеров он получил прозвище «желтая опасность» (так как носил форму Забайкальского казачьего войска, отличавшуюся желтыми лампасами). 30 октября 1906 года на генерала Ренненкампфа было совершено покушение. Он шел по улице вместе с адъютантом штабс-капитаном Бергом и ординарцем поручиком Гайзлером, в это время эсер Н.В.Коршун, сидевший на лавке, бросил им под ноги «разрывной снаряд», но устройство сработало наполовину: генерал, адъютант и ординарец были лишь оглушены взрывом. Террорист был арестован и осужден военно-полевым судом.

Решительные действия Ренненкампфа по подавлению революционного движения сделали его известным в правительстве. В 1910 году он стал генералом от кавалерии, а с 1912 года получил почетное звание генерал-адъютанта, отличие для высших военных чинов, обозначающее близость к монарху, поскольку оно давало право непосредственного доклада императору. С 20 января 1913 по 19 июля 1914 года Ренненкампф командовал войсками пограничного Виленского военного округа.

С началом Первой мировой войны на базе управления округа было создано управление 1-й армии, командующим которой был назначен Ренненкампф. В состав армии (при начальнике штаба генерал-лейтенанте Г.Г.Милеанте) вошли 6,5 пехотных и 5,5 кавалерийских дивизий при 402 орудиях. В районе Сувалок для прикрытия южного фронта находились кавалерийская дивизия и стрелковая бригада. В таком составе 1-я армия Ренненкампфа готовилась начать выступление в Восточную Пруссию.

Восточно-Прусская операция начиналась в условиях конфликта между Ренненкампфом с одной стороны и Верховным главнокомандующим великим князем Николаем Николаевичем, военным министром В.А.Сухомлиновым и главнокомандующим Северо-Западным фронтом генералом Я.Г.Жилинским из-за финансовых махинаций Ренненкампфа.

Таким образом, еще перед началом наступления сложившаяся обстановка не способствовала слаженности действий войск. Более того, в дальнейшем 1-я армия столкнулась с проблемами в организации тыла, которые выразились в недостаточном количестве провианта.

14 августа  1-я армия генерала Ренненкампфа тронулась пешим порядком из районов своего сосредоточения на границу. Перевозка армейских корпусов в начале войны железнодорожным транспортом нашими стратегами не была предусмотрена. Тыл армии был еще совершенно неустроен. Трое суток, совершая многокилометровые пешие марши, шла на неприятеля 1-я русская армия, перейдя 17 августа границу с Германией. В тот же день 3-й армейский корпус вступил в бой у Сталлупенена (с 1-м резервным корпусом генерала Германа фон Франсуа). Результат сражения грозил обернуться катастрофой. Из-за неудачных действий генерала Епанчина корпус попал в трудное положение, из которого удалось выйти благодаря действиям 29-й пехотной дивизии. Не так хорошо дела обстояли у 105-го Оренбургского полка 27-й пехотной дивизии, который в этом сражении понес максимальный урон убитыми и пленными. Тем не менее, Сталлупенен с внушительными потерями с нашей стороны (более 6700 человек при потерях с немецкой стороны 1500 человек) был взят. Русский историк А.Керсновский так описывал первые боестолкновения в Восточной Пруссии:

«Совершив три усиленных перехода без дорог, 1-я армия с утра 4 августа стала переходить границу. III армейский корпус вступил в упорный бой у Сталлупенена с 1-м германским армейским корпусом генерала Франсуа,  причем благодаря оплошности своего командира едва не потерпел поражения. Дело решила 29-я пехотная дивизия (XX корпуса) энергичного генерала Розеншильд-Паулина, взявшая немцев во фланг и заставившая их поспешно отступить. Между III корпусом и запоздавшим IV образовался разрыв в 20 верст. Генерал Епанчин не счел нужным предупредить об этом 27-ю пехотную дивизию, шедшую в обстановке полной безопасности слева. Дивизия подверглась внезапному огневому нападению и короткому удару, причем застигнутый врасплох 105-й пехотный Оренбургский полк был совершенно разгромлен. Начальник дивизии генерал Адариди парировал, однако, удар. Тем временем 25-я пехотная дивизия генерала Булгакова взяла Сталлупенен, а 29-я дивизия генерала Розеншильд-Паулина, поспешив на выручку, ударом во фланг решила дело. Всего под Сталлупененом наши 42 батальона и 19 батарей сражались с 18 батальонами и 20 батареями противника. Трофеями были 8 орудий и 2 пулемета (взяты 115-м Вяземским полком). Наш урон был 63 офицера, 6 664 нижних чинов (половина в Оренбургском полку) и потеряно 12 пулеметов. Немцев перебито 1 500 и 500 взято в плен»

На следующий день оказалось, что противника на его позициях уже нет. Так как 1-я армия наступала с боями несколько дней, солдаты устали, а тылы были не налажены, Ренненкампф решил на 20 августа назначить дневку, в то время немецкий генерал М. фон Притвиц уже сосредоточил свои силы и готовил контрнаступление с целью разгрома вторгшихся русских войск.

 Через три дня после боев под Сталлупененом войска Ренненкампфа вступили в бой с превосходящими силами противника под Гумбинненом. Здесь они нанесли тяжелое поражение 8-й германской армии генерала М. фон Притвица: 20-й русский армейский корпус был отброшен, но одновременно части 3-го русского армейского корпуса нанесли решительное поражение 17-му германскому армейскому корпусу генерала А. фон Макензена, потеряв 18 орудий. Немцы могли атаковать на следующий день, в то время когда штаб Ренненкампфа, учитывая потери, убеждал его в необходимости прервать бой и отойти до прибытия подкреплений. В конце концов, исход боя был решен следующим образом: Ренненкампф бесповоротно решил держаться на занятых позициях, а немцы, обеспокоенные появлением новой угрозы со стороны генерала Самсонова, опасаясь окружения, признали себя побежденными и начали отходить на юго-запад. Тем не менее, преследования отходивших немцев не последовало: армия понесла тяжелые потери (большие, нежели противник), дивизии были сильно измотаны, а некоторые из них едва держались, и не могли наступать. Таким образом, преследование было бы авантюрой, от которой Ренненкампф справедливо отказался. Потеряв соприкосновение с противником, 1-я армия продвигалась средними темпами, упустив инициативу. Ренненкампф, как и командование фронтом, прибывал в неведении относительно истинных планов германцев.

Директивой от 26 августа генерал Я.Г.Жилинский приказал Ренненкампфу двумя корпусами (20-м и 3-м) обложить крепость Кенигсберг, а остальными силами преследовать отступавшего к реке Висла неприятеля. Однако сделать это не удалось. В эти дни немцы оторвались от Ренненкампфа и атаковали 2-ю армию, разгромив ее в сражении у Танненберга 26-31 августа. С этими событиями связан миф о так называемом предательстве Ренненкампфа, который якобы из-за личной неприязни не оказал помощь войскам Самсонова.

Из-за неверной оценки действий противника командующим операцией генералом Жилинским и трагедии 2-й армии и ее командующего генерала Самсонова, успех под Гумбинненом не получил развития.

Телеграммой от 27 августа Ренненкампфу предписывалось:

«Окажите содействие 2-й армии своим движением возможно далее вперед своим левым флангом на Бартенштейн и выдвижением к стороне Бишофсбурга своей кавалерии»

Однако наступление в указанном направлении не могло облегчить положение 2-й армии генерала Самсонова, ввязавшейся в сражение в районе к востоку от Танненберга. 28 августа Ренненкампф двинул на помощь Самсонову 4-й и 2-й армейские корпуса. 29 августа Ренненкампф получил сообщение об отступлении 2-й армии и отозвал корпуса назад. Реальную обстановку уяснили лишь в ночь на 30 августа, но было поздно. В целом, не существует оснований возлагать на Ренненкампфа ответственность за гибель 2-й армии: он действовал в соответствии с приказами главнокомандования фронта. По приказанию Государя особая Правительственная комиссия произвела тщательное расследование причин катастрофы, постигшей 2-ю армию. В ее выводах не было ни одного слова упрека в адрес генерала Ренненкампфа.

После поражения 2-й армии Ренненкампф остался один лицом к лицу со всей 8-й германской армией, усиленной двумя корпусами, прибывшими из Франции. Расправившись со 2-й армией Самсонова, Гинденбург принял решение уничтожить и 1-ю русскую армию. На правом фланге немцев собирался мощный кулак. Он должен был разгромить левое крыло Ренненкампфа и, решительно наступая на северо-восток, отрезать 1-й армии пути отступления. Ренненкампф также получил подкрепление. После разгрома армии Самсонова войска Ренненкампфа были усилены 26-м армейским корпусом (генерал А.А.Гернгросс), направленным на правый фланг.

7 сентября войска генерала фон Гинденбурга мощной обходной группой обрушились на левый фланг армии Ренненкампфа, основные силы нанесли удар по 2-му армейскому корпусу генерал-лейтенанта В.А.Слюсаренко. Главнокомандующий фронтом генерал Жилинский, вопреки обещаниям, не сумел обеспечить поддержку 1-й русской армии со стороны других соединений, а потому Ренненкампфу пришлось спешно отступать. Упорное сопротивление левофлангового 2-го корпуса генерала В.А.Слюсаренко, а также своевременные действия самого командующего армии, который подтянул кавалерию, резервы, а также совершил смелый диагональный маневр и перебросил с правого фланга на левый целый 20-й корпус, позволили сорвать планы противника и избежать окружения.

После двухдневных боев Ренненкампф принял решение отступить по всему фронту, сдав Гольдап и Лык. Наибольшие потери понесли левофланговые 20-й и 2-й армейские корпуса. По неполным данным, 1-я армия в ходе отступления потеряла свыше 15 тысяч человек убитыми, ранеными и пленными, около 150 орудий. На донесение Ренненкампфа непосредственно Верховному главнокомандующему о том, что «все корпуса вышли из боя», великий князь Николай Николаевич ответил:

«От всего любящего вас сердца благодарю за радостную весть. Поблагодарите геройскую 1-ю армию за ее труды. В дальнейшем при вашей энергии и помощи божьей я спокоен за будущее»

Умелое командование Ренненкампфа свело немецкий план на «нет». Правда, 1-я армия в итоге была вынуждена покинуть Восточную Пруссию, понеся при этом большие потери, но уничтожить себя не позволила.

После отступления, на генерала вновь посыпались обвинения. Жилинский даже отдал приказ о его смещении. Великий Князь Николай Николаевич послал для расследования и выяснения всех обстоятельств генерала Янушкевича, после чего отчитался перед Николаем II:

«Мой начальник штаба вернулся от генерала Ренненкампфа. Вынес впечатление, что он остался тем же, как был... совокупность всех обстоятельств вынуждает меня оставить Ренненкампфа только на своем посту, а генерала Жилинского сменить Рузским»

После победы над русскими немцы перебросили основные силы на помощь союзникам-австрийцам, оставив в Восточной Пруссии небольшие части (до 100 тысяч человек) с задачей вести демонстративные действия, что они сделали с успехом, начав 25 сентября бои у Сопоцкина.

Первая половина октября прошла в бесплодных приграничных столкновениях, в целом, малоудачных для 1-й армии. На правом фланге части 3-го корпуса вели долгие бои у Ширвиндта, которые к середине месяца благодаря удачному немецкому маневру закончились поражением свежей дивизии. Наступление на левом фланге у озера Ганча тоже окончилось ничем. За его провал Ренненкампф винил генерала П.И.Мищенко, командира 2-го Кавказского корпуса, который составлял правый фланг 10-й армии и наносил основной удар.

Остаток октября 1-я армия пассивно провела на занимаемых позициях, участвуя в боях местного значения. Одновременно тяжелые сражения шли в Польше. Немецкая армия пыталась прорваться на Варшаву, но была остановлена и с большими потерями отступила назад. В итоге родилась идея наступления вглубь Германии, которое поручалось Северо-Западному фронту. Вместе с тем внимание Ставки привлекло то, что Млавское и Влоцлавское направления оставались неприкрытыми, а потому в конце октября было решено: на восточно-прусском фронте включить в состав 10-й армии войска Ренненкампфа, а его самого вместе со штабом перекинуть под Млаву, дав четыре корпуса, объединенных в новую 1-ю армию. Задача заключалась в прикрытии этого направления и оказании содействия соседней 2-й армии С.М.Шейдемана.

11 ноября германские войска начали Лодзинскую операцию, нанеся главный удар по позициям 5-го Сибирского армейского корпуса (генерал Л.Л.Сидорин), который оказался отделен рекой Вислой от основных сил, и, не имея поддержки, 12-13 ноября корпус был отброшен назад. Остальные корпуса армии не смогли оказать ему помощь из-за того, что через Вислу не были своевременно наведены мосты. 14-16 ноября части 6-го Сибирского армейского корпуса (генерал Ф.Н.Васильев) по приказу Ренненкампфа переправились через Вислу и подкрепили корпус Сидорина. Окружить корпус немцам не удалось, но в русском фронте была пробита брешь, куда 16 ноября в направлении на Лодзь был направлен немецкий отряд генерала Шефера из четырех дивизий. Положение казалось катастрофичным. 2-я и 5-я армии оказались на грани окружения. Но русское командование приняло меры: 5-я и 2-я армии, объединенные генералом Плеве, частично повернули фронт назад и контратаковали немцев, в то время когда Ренненкампф старался удержать свои позиции севернее. Из состава 1-й армии был выделен особый Ловичский отряд, который ударил в тыл Шеферу и занял Брезин, отрезав ему пути отступления. Положение обернулось в пользу русских, и Ренненкампф сыграл в этом не последнюю роль. Русскому командованию уже мерещился реванш за Самсонова. Германцы, попав в тяжелое положение, стали пробиваться назад. Несмотря на решительные протесты Ренненкампфа, генерал Н.В.Рузский отдал 22 ноября приказ об отступлении. Просчеты в управлении 1-й армией и, в частности, Ловичским отрядом и непонимание обстановки со стороны русских позволило противнику избежать полного окружения. В ночь на 24 ноября Шефер вышел из окружения с остатками своих войск.

Во время Лодзинской операции из-за ошибок и нерешительности командующего Северо-Западным фронтом генерала Рузского, войскам 1-й армии Ренненкампфа не удалось остановить прорывающуюся из окружения немецкую ударную группу Шеффера. Это вызвало конфликт между Ренненкампфом и Рузским, который обвинил Ренненкампфа в непонимании обстановки и в конце декабря 1914 года добился отстранения его от командования армией.

Герой Китайской и Японской войн, победитель под Гумбинненом, спасший свою армию в Восточной Пруссии, талантливый русский генерал, был выгнан из армии за прорыв 6 тысяч немцев. Тщетно генерал Ренненкампф требовал указать причины увольнения и просил отправить его на фронт. Все эти просьбы остались без ответа.

Ренненкампф жаловался своему старому знакомому В.Н. фон Дрейеру:

«Меня отстранили от командования армией совершенно ни за что; и все это по проискам Сухомлинова. Я просил дать мне любое назначение, готов был принять даже эскадрон лишь бы не оставаться здесь, без всякой пользы, без всякого дела; мне даже не ответили»

Действия Ренненкампфа в Восточной Пруссии стали предметом разбирательства специальной комиссии. 6 ноября 1915 года он был уволен со службы «по домашним обстоятельствам с мундиром и пенсией». Проведенное расследование выявило стратегические ошибки Рузского в Лодзинской операции, но возвращать генерала Ренненкампфа в армию Ставка не стала.

В апреле 1916 года Ренненкампф обратился к главнокомандующему Северным фронтом генералу А.Н.Куропаткину с просьбой восстановить его на службе (дать хотя бы кавалерийскую дивизию), однако начальник штаба Ставки генерал Алексеев выступил против.

После Февральской революции Ренненкампф был арестован и помещен в Петропавловскую крепость, находился под следствием Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства, но по результатам следствия фактов для выдвижения против него обвинения собрано не было. В результате Октябрьской революции он был освобожден и уехал в Таганрог. Когда большевики заняли город, Ренненкампф перешел на нелегальное положение и жил под именем греческого подданного Мандусаки. В ночь на 16 марта 1918 года его вновь арестовали. Он несколько раз отказался от предложения вступить в Красную армию. В конце марта В.А.Антонов-Овсеенко распорядился расстрелять Ренненкампфа. Приказ был приведен в исполнение в ночь на 1 апреля. Ренненкампфа отвезли за город и у Балтийской железнодорожной ветки расстреляли, предварительно подвергнув жестоким пыткам.


Загрузка Поиск похожих документов