Рузский Николай Владимирович

Военачальники. Командный состав

Биография

Родился 6 марта 1854 года в Пятигорске в дворянской семье. Образование получил в 1-й Санкт-Петербургской военной гимназии (1870). В службу вступил 05.08.1870. Окончил 2-е военное Константиновское училище (1872). Выпущен подпоручиком (ст. 17.07.1872) с зачислением по армейской пехоте и прикомандированием к лейб-гвардии Гренадерскому полку. Прапорщик гв. (ст. 17.07.1872). Подпоручик гв. (ст. 30.08.1875). Поручик (ст. 27.03.1877). Будучи командиром роты (07-10.1877 и 03-07.1878), участвовал в русско-турецкой войне 1877-78. Был ранен (состоял под покровительством Александровского комитета о раненых 3 кл.). Штабс-капитан гв. (ст. 16.04.1878). Окончил Николаевскую Академию Генерального Штаба (1881; по 1-му разряду). Переименован в Капитаны Генерального Штаба (ст. 16.04.1878).

Помощник старшего адъютанта штаба Казанского ВО (05.12.1881-11.03.1882). Ст. адъютант штаба Киевского ВО (11.03.1882-26.11.1887). Подполковник (ст. 28.03.1882). Цензовое командование батальоном отбывал в 131-м пехотном Тираспольском полку (07.05.-25.10.1884). Полковник (пр. 1885; ст. 24.03.1885; за отличие). Начальник штаба 11-й кавалерийской дивизии (26.11.1887-19.03.1891). Начальник штаба 32-й пехотной дивизии (19.03.1891-23.07.1896). Командир 151-го пехотного Пятигорского полка (23.07.-13.12.1896). Генерал-майор (пр. 1896; ст. 13.12.1896; за отличие). Окружной генерал-квартирмейстер штаба Киевского ВО (13.12.1896-10.04.1902). Начальник штаба Виленского ВО (10.04.1902-28.09.1904). Генерал-лейтенант (пр. 1903; ст. 06.04.1903; за отличие). Участник русско-японской войны 1904-05. При образовании нескольких армий после Шахейского сражения, назначен начальником полевого штаба 2-й Маньчжурской армии (28.09.1904-06.10.1906). По возвращении в Россию, командовал 21-м армейским корпусом (06.10.1906-31.01.1909). 31.01.1909 по слабости здоровья снят с корпуса и назначен членом Военного совета. Генерал от инфантерии (пр. 1909; ст. 29.03.1909; за отличие). Принимал участие в разработке уставов и наставлений, автор Полевого устава 1912. С 07.02.1912 помощник командующего войсками Киевского ВО (с оставлением членом Военного совета).

Генерал Адариди писал:

Трудно понять, как такой знаток людей, каким был Драгомиров, мог его выдвинуть, так как ни особым талантом, ни большими знаниями он не обладал. Сухой, хитрый, себе на уме, мало доброжелательный, с очень большим самомнением, он возражений не терпел, хотя то, что он высказывал, часто никак нельзя было назвать непреложным. К младшим он относился довольно высокомерно и к ним проявлял большую требовательность, сам же уклонялся от исполнения поручений, почему-либо бывших ему не по душе. В этих случаях он всегда ссылался на состояние своего здоровья.

С началом Первой мировой войны в 19.07-03.09.1914 командовал 3-й армией. Генерал-адъютант (22.09.1914).

По свидетельству генерала Н.Н.Головина: «Рузский был persona grata у военного министра генерала Сухомлинова», а ближайшим помощником Рузского являлся Бонч-Бруевич, которого военный министр почитал «за крупный военный талант».

В состав 3-й армии Рузского входили 21-й армейский корпус (генерал Я.Ф.Шкинский), 11-й армейский корпус (генерал В.В. Сахаров), 9-й армейский корпус (генерал Д.Г. Щербачев), 10-й армейский корпус (генерал Ф.В. Сиверс), а также 9-я, 10-я, 11-я кавалерийские, 3-я Кавказская казачья дивизии. Кроме того, ожидалось пополнение 3-им Кавказским армейским корпусом (генерал-лейтенант В.А.Ирман) и 8-ой кавалерийской дивизией. Из всех командармов только Рузский увеличил пехотную массу вверенных ему соединений. В корпуса, каждый из которых состоял из двух пехотных дивизий, он влил еще по второочередной пехотной дивизии, в то время как в остальных армиях такие дивизии находились в резервах. Второочередные дивизии не имели пулеметов и получили слабую артиллерию, но все же усиливали мощь удара. Рузскому это принесло успех в первом же сражении.

В Галицийской битве армия Рузского наступала на Львов по фронту Куликов-Николаев. 6 августа части 3-й армии перешли границу и, сократив фронт со 120 до 75 км, предприняли лобовой удар по австро-венгерским войскам.

26 августа на реке Золотая Липа у Золочева 3-я армия под руководством Рузского вступила в бой с частями 3-й австро-венгерской армии генерала Брудермана, на следующий день нанесла ей решительное поражение и отбросила по всему фронту. 29 августа в ходе сражения под Перемышлянами русские войска отбили атаки 3-й армии, а 30 августа 10-й армейский корпус прорвал австро-венгерский фронт. Однако Рузский не выделил сил для преследования отступающей 3-й армии.

1 сентября 21-й армейский корпус армии Рузского разгромил у Куликова австро-венгерскую группу, предназначенную для обороны Львова, и 2 сентября подошел вплотную к Львову, который был взят без боя. В тылу пресса представила взятие Львова как итог многодневной кровопролитной операции, увенчавшейся кровавым штурмом.

21 августа Николай II записал в дневнике: «Днем получил радостнейшую весть о взятии Львова и Галича! Слава Богу!.. Невероятно счастлив этой победе и радуюсь торжеству нашей дорогой армии!»

Имя генерала Рузского стало известно всей России.

После занятия города Рузский двинулся главными силами в район Рава-Русской, где 6 сентября 11-й и 9-й армейские корпуса столкнулись с 6-м, 9-м и 17-м корпусами 4-й австро-венгерской армии. 8 сентября армия попала в тяжелое положение из-за отставшего 21-го армейского корпуса, кроме того, на левом фланге был отброшен 10-й армейский корпус, а в районе Вальдорфа был прорван фронт армии. 11 сентября австро-венгерские войска прервали сражение.

Брусилов говорил о Рузском:

Человек умный, знающий, решительный, очень самолюбивый, ловкий и старавшийся выставлять свои деяния в возможно лучшем свете, иногда в ущерб своим соседям, пользуясь их успехами, которые ему предвзято приписывались

В войсках его воспринимали как отличного командира:

Генерал Рузский был подлинным героем, которого офицеры и солдаты боготворили; все безусловно доверяли его знаниям и его военному гению».

Такая восторженная характеристика была вполне оправдана – его 3-я армия шла от победы к победе. Победы армии Н.В.Рузского и армии А.А.Брусилова были весьма значительны в начале войны. Австрийцы противопоставили им 40 пехотных и 11 кавалерийских дивизий, 2 500 орудий и миллион солдат. Обе австро-германские армии, державшиеся после разгрома восточной австрийской армии, были разгромлены под Львовом и отброшены за реку Сан.

Главнокомандующий армиями Северо-Западного Фронта (03.09.1914-17.03.1915). Вступив в должность, он отвел 1-ю армию за Неман, 10-ю – за Бобр, 2-ю – за Нарев. В рамках Восточно-Прусской кампании Рузский начал силами 1-й и 10-й армий проведение Августовской операции. 15 сентября началось наступление 1-й и 10-й армий. Вялое продвижение 1-й армии (3-й, 4-й, 20-й, 2-й и 26-й армейские корпуса) не встречало особенного противодействия все эти дни. 18 сентября числа 4-й и 2-й корпуса 1-й армии были выведены генералом Ренненкампфом в резерв и переброшены под Варшаву. 10-я армия генерала Флуга завязала в тот же день чрезвычайно упорные бои с главными силами 8-й германской армии, начав этим сражение в Августовских лесах.

Упреждая намеченное на утро 14 ноября общее наступление русских армий вглубь Германии и желая переломить ситуацию на Восточном фронте в свою пользу, германское командование в лице Гинденбурга, назначенного 1 ноября главнокомандующим Восточным фронтом, и его начальника штаба Людендорфа решили сами перейти в наступление. 9-я германская армия генерала Августа Макензена из района Ченстохова и Калиша была переброшена на север, в район Торна, чтобы отсюда нанести внезапный удар в стык между 1-й и 2-й русскими армиями, прорвать фронт, выйти в тыл русских позиций и окружить сначала 2-ю, а потом и 5-ю русскую армию. 
3-й германский кавалерийский корпус, корпуса «Бреслау» и «Позен» («Познань»), группа войск генерала Войрша (гвардейский резервный корпус и две пехотные дивизии) и 2-я австро-венгерская армия должны были сдержать наступление русских войск с фронта и сковать их.11 ноября, согласно намеченному плану, ударная группа 9-й германской армии перешла в наступление. К вечеру германцы вышли к позиции 5-го Сибирского корпуса (50-я и 79-я пехотные дивизии, командир корпуса генерал Сидорин) и остановились на ночь перед фронтом русских на линии Устроне – Петроков – Слесин – Година.

12 ноября с утра германцы атаковали русские позиции тремя пехотными и одним кавалерийским корпусами. Из-за растяжения походных колонн германцы вводили корпуса в бой по частям в течение дня. С наступлением темноты командир 5-го Сибирского корпуса, узнав о задержке на переправе у Плоцка 6-го Сибирского корпуса, отправленного ему на помощь, приказал войскам корпуса отойти к юго-востоку вдоль Вислы, на линию Н. Дунинов – Патрово – Рембов. К концу 13 ноября 5-й Сибирский корпус занял указанный ему фронт. Утомленные боем 12 ноября немцы почти не преследовали русских.

13 ноября к Домбровице подошел 2-й русский армейский корпус 2-й армии, посланный Шейдеманом в поддержку 5-го Сибирского корпуса, и вступил в бой с 17-м и 20-м германскими корпусами. В результате ожесточенного боя 14 ноября корпус отстоял свои позиции.

Тяжелое сражение 2-го армейского корпуса и 5-го Сибирского корпуса с 9-й немецкой армией, обладавшей тройным численным превосходством, продолжалось и 15 ноября.

До 19 ноября шли упорные бои по всему фронту, одновременно русское и германское командования перегруппировывали свои войска, пытаясь выявить слабые места в обороне противника. Наконец, немцы нашли в русской обороне брешь: хотя к северу от Лодзи германское наступление было остановлено упорной обороной частей 2-й русской армии, но в промежутке между Лодзью и Ловичем русских войск еще не было. Немцы оставили против Лодзи 1-й резервный корпус и направили ударную группу генерала Шеффера (три пехотные и две кавалерийские дивизии) в эту брешь. К 22 ноября немцам удалось окружить Лодзь с запада, севера и востока.

Но, чтобы сжать кольцо вокруг Лодзи, сил у немцев было явно недостаточно. Вскоре вклинившаяся в русские позиции немецкая ударная группа сама оказалась под угрозой окружения. С юга по ней нанесли удар подошедшие части 5-й армии Плеве, с запада – 2-я армия, а с востока – Ловичский отряд.

В ходе Лодзинской операции 22 ноября Рузский, несмотря на успешное развитие событий и резкие протесты генералов Плеве и Ренненкампфа, отдал приказ об отступлении. Результатом этого решения стал выход из окружения группировки немецкого генерала Р.Шеффер-Бояделя.

Всего в Лодзинской операции наши войска потеряли около 110 тысяч человек и 120 орудий, противник – около 50 тысяч человек и 23 орудия.

На Седлецком совещании 28 ноября Рузский настоял на приостановке успешного наступления Юго-Западного фронта и на подтверждении своего решения об отводе войск. Обвинив в своих неудачах подчиненных, он добился отстранения от командования генерала Шейдемана и генерала Ренненкампфа. Тогда же он просил разрешения у Ставки отойти на Варшавские крепостные позиции, но потерпел неудачу. На этом кампания 1914 года на Северо-Западном фронте завершилась.

21 января 1915 года начались германские демонстрации. 9-я армия генерала Макензена внезапным ударом овладела фольварком Воля Шидловская.

Падение Воли Шидловской чрезвычайно встревожило как Ставку, так и штаб Северо-Западного фронта, испугавшихся за Варшаву и приостановивших подготовку наступления формировавшейся 12-й армии. Для отвоевания у немцев фольварка, не представлявшего никакой тактической ценности, генерал Рузский отправил 22 и 23 января части 2-й армии, зря растрепав 11 дивизий, несмотря на протесты командира 6-го армейского корпуса генерала Гурко.

Одновременно с этим 10-я армия по настоянию Рузского провела Ласдененскую операцию (17-28 января 1915 года), не давшую результатов, но поглотившую остававшиеся резервы. В результате действия Рузского во многом стали причиной катастрофы, постигшей 10-ю армию Ф.В.Сиверса в Августовских лесах. По воспоминаниям генерала Будберга выглядело это следующим образом:

В феврале-марте армии фронта вели тяжелые бои у Гродно и Прасныша. Позже, благодаря успешным действиям 12-й армии генерала Плеве, поддержанной частями 1-й и 10-й армий, германским армиям было нанесено поражение во 2-м Праснышском сражении. Однако, несмотря на достигнутый тактический успех, армии фронта понесли тяжелые потери более чем в три раза превышавшие потери германских войск.

13 марта 1915 года Рузский заболел и сдал командование генералу М.В.Алексееву. До конца лета Рузский лечился в Ессентуках.

Член Государственного Совета (с 17.03.1915). Член Военного Совета (доп. к ВП 20.05.1915; в должности на 12.11.1917).

Командующий 6-й армией (30.06.-18.08.1915). Главнокомандующий армиями Северного фронта (18.08.-06.12.1915). В начале декабря 1915 заболел и 06.12.1915 сдал фронт. 

Председатель Всероссийского общества памяти воинов русской армии (с 16.05.1916). Позже вернулся на должность Главнокомандующего армиями Северного фронта (01.08.1916-25.04.1917).

Последней войсковой операцией, проведенной под руководством Рузского, стало наступление 12-й армии на Митаву в конце 1916 года. План Митавской операции был рассчитан на внезапность удара. Для этого была имитирована переброска 6-го Сибирского корпуса в Румынию. Круг лиц, посвященных в замысел операции, строго ограничивался.

На рассвете 5 января 1917 года без артиллерийской подготовки Бабитская группа (6-й Сибирский армейский корпус и Латышская стрелковая дивизия) атаковала противника. Прорвав оборону 8-й германской армии в трех местах, она заняла район Скудр, северо-восточнее Граббе, Скангель.

На участках других групп атака успеха не имела. Части Олайской (2-й Сибирский армейский корпус) группы начали атаку после короткой артиллерийской подготовки, вклинились в оборону противника, но вынуждены были отойти на исходные позиции. В этой группе солдаты 17-го Сибирского полка 2-го Сибирского корпуса отказались наступать. К ним присоединились другие части 2-го, а затем и 6-го Сибирского корпусов.

Основными причинами остановки наступления была непродуманность мер по переходу тактического успеха в оперативный успех.

Весьма важную и неоднозначную роль сыграл Н.В.Рузский 1-2 марта 1917 года, когда военное руководство армией (Н.И. Иванов, М.В. Алексеев, А.А. Брусилов и другие, в том числе и великий князь Николай Николаевич Младший) рекомендовало императору Николаю II отречься от престола. 1 марта поздним вечером Николай Владимирович несколько часов с глазу на глаз разговаривал с императором Николаем II. Можно предполагать, что этот разговор в немалой степени способствовал тому, что 2 марта государь подписал манифест своего отречения от престола в пользу Михаила Александровича.

Совершилась Февральская революция, и Н.В.Рузский открыто сказал свите государя, считая, что победители – это монархическая дума:

Остается сдаваться на милость победителей.

Позже Николай Владимирович говорил:

Я убедил его отречься от престола в тот момент, когда для него самого ясна стала неисправимость положения.

25.04.1917, когда началось "распадение" армии, уволен и уехал лечиться в Кисловодск.

Награды: Св. Анны 4-й ст. (1877); Св. Анны 3-й ст. с мечами и бантом (1878); Св. Станислава 2-й ст. (1883); Св. Анны 2-й ст. (1888); Св. Владимира 4-й ст. (1891); Св. Владимира 3-й ст. (1894); Св. Станислава 1-й ст. (1899); Св. Анны 1-й ст. с мечами (1905); Св. Владимира 2-й ст. с мечами (1905); Белого Орла (06.12.1911); Св. Александра Невского (06.12.1913); Св. Георгия 4-й ст. (ВП 23.08.1914); Св. Георгия 3-й ст. (ВП 23.08.1914); Св. Георгия 2-й ст. (ВП 22.10.1914). Денежная награда за успехи в науках (1881); Высочайшая благодарность (1909); Высочайшее благоволение (1909); Всемилостивейший рескрипт (ВП 06.12.1915).

Иностранные ордена: Румынские – Железный Крест (1878) и Звезды большого офицерского креста (1899); Персидский Льва и Солнца 1-й ст. (1902); Великобританский Св. Михаила и Георгия большого креста (1915).

Вскоре после Октябрьского переворота Рузский вместе с Радко-Дмитриевым отправился лечиться в Кисловодск. На курорте генералов застала разворачивавшаяся гражданская война. Распад Кавказского фронта и начало вооруженной борьбы отрезали Рузского от Центральной России. Когда генералы переехали в Пятигорск, где распоряжалось командование Кавказской Красной армии, их наряду с другими представителями «бывших» взяли в заложники. После мятежа И.Л.Сорокина против большевистской власти на Кавказе заложники, находившиеся в Пятигорске, никакого отношения к фельдшеру Сорокину не имевшие, 18 октября 1918 года в количестве 106 человек были расстреляны на склоне Машука. В их числе был и отказавшийся вступить в Красную армию генерал от инфантерии Николай Владимирович Рузский.

Современники в большинстве своем относительно невысоко оценивали Рузского как военачальника. Квинтэссенцией подобной характеристики можно привести слова А.А.Керсновского, в своей работе опиравшегося на мнения русской эмиграции и личные свидетельства участников Первой мировой войны, многие из которых воевали под началом Рузского:

Стоит ли упоминать о Польской кампании генерала Рузского в сентябре-ноябре 1914 года? О срыве им Варшавского маневра Ставки и Юго-Западного фронта? О лодзинском позоре? О бессмысленном нагромождении войск где-то в Литве, в 10-й армии, когда судьба кампании решалась на левом берегу Вислы, где на счету был каждый батальон? И, наконец, о непостижимых стратегическому – и просто человеческому – уму бессмысленных зимних бойнях на Бзуре, Равке, у Болимова, Боржимова и Воли Шидловской?

При всех своих недостатках генерал Рузский был гораздо лучшей заменой своему предшественнику на Северо-Западном фронте Я.Г.Жилинскиму, проигравшему Восточно-Прусскую наступательную операцию августа 1914 года.

Подготовил А.В. Чернышов

Источники:

http://ria1914.info/index.php/Рузский_Николай_Владимирович

http://www.grwar.ru/persons/persons.html?id=215

Участвовал в событиях

18.08.1914 — 26.09.1914
11.11.1914 — 24.11.1914
08.02.1915 — 21.02.1915
20.02.1915 — 30.03.1915
05.01.1917 — 11.01.1917
04.09.1914 — 22.09.1914
26.11.1914 — 29.11.1914
19.08.1914 — 09.09.1914
Загрузка Поиск похожих документов