Самсонов Александр Васильевич

Военачальники. Командный состав

Биография

Родился в дворянской семье Екатеринославской губернии 2 ноября 1859 года. Образование получил во Владимирской Киевской военной гимназии. В службу вступил 19.08.1875. Окончил Николаевское кав. училище (1877). Выпущен Корнетом (ст. 10.06.1877) в 12-й гусарский Ахтырский полк. Участник русско-турецкой войны 1877-1878. Поручик (ст. 16.03.1880). Окончил Николаевскую академию Генерального Штаба (1884; по 1-му разряду). Штабс-ротмистр (ст. 25.03.1884). Состоял при Кавказском ВО. Ст. адъютант штаба 20-й пехотной дивизии (08.11.1884-10.07.1885). Капитан (ст. 29.03.1885). Ст. адъютант штаба Кавказской гренадерской дивизии (10.07.1885-04.02.1889). Цензовое командование эскадроном отбывал в 24-м драгунском Лубенском полку (12.12.1887-31.12.1888). И.д. столоначальника Главного управления Казачьих войск (по мобилизационной части) (04.02.1889-11.03.1890). И.д. штаб-офицера для поручений при штабе Варшавского ВО (11.03.1890-01.02.1893). Подполковник (ст. 01.04.1890). Штаб-офицер для особых поручений при Командующем войсками Варшавского ВО (01.02.1893-25.07.1896). Для ознакомления с общими требованиями управления и ведения хоз-ва в кав. полку был прикомандирован к 21-му драгунскому Белорусскому полку (19.05.-07.12.1893). Полковник (пр. 1894; ст. 17.04.1894; за отличие).

Начальник Елисаветградского кавалерийского юнкерского училища (25.07.1896-15.03.1904). Генерал-майор (пр. 1902; ст. 14.04.1902; за отличие). В то же время он был гласным Елисаветградского уездного земства и членом Елисаветградского городского комитета общества Красного Креста.

В начале войны с Японией, 15.03.1904г. принял командование Уссурийской конной бригадой. С первого своего боя – 17 мая под Юдзятунем – он приобрел репутацию идеального кавалерийского командира. Юдзятуньское столкновение вошло в историю как один из двух победоносных кавалерийских боев российско-японской войны, в котором казаки практически полностью уничтожили японский эскадрон за считанные минуты. Молниеносному успеху казаков в этом сражении способствовали их пики, против которых вооруженные саблями японцы оказались беспомощны. При Вафангоу конница генерала осуществила обход 4-й японской дивизии, что решило судьбу битвы. Потом участвовал в боях возле Сеньючена, под Гайчжоу и Ташичао, в Ляоянской битве. Командуя фланговым отрядом, он отразил атаку японской гвардейской бригады, а во время отступления занял четырьмя сибирскими казачьими полками с конной батареей Яньтайскую позицию и удерживал ее, пока русские корпуса организованно отходили на север .2.09.1904г. возглавил Сибирскую казачью дивизию. С ней он участвовал в кровопролитных битвах на р. Шахе, около д. Сандепу, под Мукденом. Генерал-лейтенант (пр. 31.03.1905; ст. 17.05.1904; за боевые отличия).

Начальник штаба Варшавского ВО (24.09.1905-03.04.1907). Войсковой наказной атаман войска Донского (03.04.1907-17.03.1909).

Туркестанский генерал-губернатор, командующий войсками Туркестанского ВО и Наказной атаман Семиреченского казачьего войска (с 17.03.1909). Генерал от кавалерии (пр. 1910; ст. 06.12.1910; за отличие).

Летом 1914 года, прямо с Кавказа, где Самсонов с семьей проводил отпуск, он направился в Варшаву принимать командование над 2-й армией (в армии было 5 корпусов (1-й армейский корпус, 6-й АК, 13-й АК, 15-й АК, 23-й АК), 12,5 пехотных и 3 кавалерийских дивизии). 07(20).08.1914 армия перешла границу Германии. Медленное развитие наступления армии дало германцам возможность сосредоточить против нее превосходящие силы и 13(26).08.1914 начать контрнаступление. После боев у Уздау 13(26).08-14(27).08.1914 и Бишофсбурга 13(26).08.1914 фланговые корпуса 2-й армии были отброшены и 16(29).08.-17(30).08.1914 основные силы центральных корпусов армии были окружены и пленены в Комуссинском лесу.

При выходе из окружения группы штаба армии, отстал от своих спутников и пропал в районе м. Каролиненгоф, где и был похоронен.

Есть несколько версий гибели генерала:

«Обращаясь к своему штабу, Самсонов горестно сказал: “Император верил мне. Как же я смогу посмотреть ему в лицо после такого несчастья?” Еще три дня назад в его руках была четверть миллиона элитных войск России. Жестоко страдая от астмы, посерев от несчастья, генерал отошел от сопровождавших его офицеров и застрелился в лесу».

Довольно подробно описывает последние часы жизни Самсонова его Начальник Штаба генерал Постовский, в своих воспоминаниях:

«Около 12-ти часов дня 16 (29) августа генерал Самсонов оставил 2-ю дивизию и поехал к Виленбергу, где рассчитывал найти 6-ой корпус. По дороге на всех переправах болотистых речек встречались германские части с пулеметами. В одном из болотистых дефиле Командующий армией приказал своему казачьему конвою атаковать пулеметы. Казаков повел в атаку храбрый полковник генерального штаба Вялов. К сожалению, атака не удалась. Подъехав к Виленбергу, ген. Самсонов нашел город занятым германцами. Казаки конвоя понемногу оставили Командующего армией, который к вечеру остался в лесу близ Виленберга с 7 офицерами Генерального Штаба и одним ординарцем рядовым. Было необходимо ночью выбраться из сферы расположения противника. Верхом это было невозможно. С наступлением полной темноты группа офицеров с командующим армией двинулась пешком болотами и лесами, встречая часто разъезды противника и его стрелков. Еще подъезжая к Виленбергу ген. Самсонов потребовал от меня не мешать ему покончить с собою и отказался от своего намерения только после горячего протеста со стороны сопровождавших его офицеров. Около часу ночи группа, после короткого отдыха в лесу, двинулась для продолжения пути, но ген. Самсонов скрылся от своих спутников. Вскоре в лесу раздался выстрел. Все поняли, что этим выстрелом покончил жизнь благородный Командующей армией, не пожелавший пережить постигшего его армию несчастья. Вся группа офицеров решила остаться на месте до утра, чтобы при свете дня найти тело начальника и вынести его из вражеского расположения. К сожалению, это не удалось. С первым лучом восходящего солнца подошли германские стрелки и открыли по офицерам огонь. Поиски тела ген. Самсонова пришлось прекратить».

Существует и еще одна версия смерти Самсонова. Со слов одного из офицеров, выходивших из окружения, он в последний раз видел своего командующего на опушке леса, склонившимся над картой:

«Вдруг громадный столб дыма окутал наш штаб. Один из снарядов ударился в ствол дерева, разорвался и убил генерала на месте...»

Историк Н. Евсеев рисует иную версию последних действий Командующего штаба 2-й Армии советского:

«После отдачи приказа об отходе центральных корпусов командующий армией с группой штабных офицеров направился через Мушакен в Янов. Последующие действия командующего и его штаба так описаны офицерами штаба армии... При выходе из д. Саддек ехавший впереди разъезд казаков конвоя был обстрелян пулеметами. Конвой командующего армией состоял из донских казаков, частью второй, частью третьей очереди…

Командующий армией со своим штабом оказывался отрезанным: все направления отхода в тыл были заняты противником. Оставалось либо пробиваться силой, либо пробираться скрытно. От первого решения командующий армией отказался, так как, не имея под рукой никаких войск, кроме остатков наполовину разбежавшейся сотни, рассчитывать на успех открытого прорыва было трудно. “С такой ордой мы не пройдем», – говорил он.

С другой стороны, представлялось сравнительно нетрудным пробраться сквозь неприятельские отряды, расположенные на путях отхода армии, пользуясь темнотой, лесистой местностью, а также и расположением к нам местных жителей-поляков. Командующий армией, остановившись на этом решении, приказал казакам пробираться отдельно от штаба.

В исходе 8-го часа вечера командующий армией со своим штабом, отделившись от казаков, перешел пешком в лесок к югу от шоссе Вилленберг, Канвизен, где было решено дождаться наступления темноты. Вместе с ген. Самсоновым находились генералы Постовский и Филимонов, полковники Вялов и Лебедев, подполковник Андогский, штабс-капитан Дюсиметьер, пор. Кавершенский, а также есаул Донского войска, фамилия коего неизвестна, и канонир 11-й конной батареи Купчак, состоявший при Самсонове вестовым. С наступлением темноты все двинулись в путь в направлении на Хоржеле. Двигаясь гуськом, преимущественно лесом, направление держали по компасу. Во втором часу ночи дошли до леса, что у д. Каролиненгоф; здесь решили сделать привал и отдохнуть. После получасового отдыха все встали и двинулись в путь. Ночь была совершенно темная. Ни луны, ни звезд на небе из-за туч не было видно. Все шли друг другу в затылок, причем ген. Самсонов шел обыкновенно в середине. Вследствие темноты приходилось часто останавливаться для проверки по светящемуся компасу правильности направления, причем все обыкновенно собирались к идущему в голове, где и совещались о дальнейшем движении. Тут же происходила и перекличка. На одной из таких остановок было замечено отсутствие командующего войсками. Немедленно все пошли обратным путем по направлению к месту привала. По пути негромко звали командующего армией, подавали свистки. Таким образом, прошли весь путь обратно до места привала, но ген. Самсонова не нашли. Тогда повернули обратно. Снова прошли весь путь до места последней остановки, а затем вторично вернулись к месту привала, но поиски все оставались безуспешными. Тогда решили остановиться у валежника, находившегося около места привала, и оттуда продолжать искать группами в разных направлениях, но так как при этом чуть не потеряли друг друга, то поиски было решено отложить до рассвета.

На рассвете снова принялись искать. Бесплодные двухчасовые поиски были прерваны огнем противника, открытым с опушки леса с двух сторон. Пришлось сперва укрыться в лесу, а затем и отойти, по указанию местных жителей-поляков, в том направлении, которое оставалось единственно свободным от немецких патрулей.

Преследуемые огнем то с той, то с другой стороны и обстрелянные пулеметом с автомобиля, крейсировавшего по шоссе, чины штаба подошли к д. Монтвиц, где встретили 2 эскадрона 6-го Глуховского драг. полка и 2 сотни 6-го каз. полка, прорывавшиеся со штандартами обоих полков к д. Зарембы. Присоединившись к ним, чины штаба и продолжали дальнейшее движение».

Причинами поражения были крупные просчёты и ошибки командования. В первую очередь, командующего Северо-Западным фронтом Жилинского, его штаба, Самсонова и штаба 2-й армии. Ошибки и некомпетентность большинства корпусных командиров 2-й армии. Со своих постов были сняты Жилинский, Артамонов. Кондратович, Благовещенский. Высоко оценены действия командиров и солдат 15 корпуса Мартоса и комдива Мингина (2-я пехотная), которые «дрались героями, доблестно и стойко выдерживали огонь и натиск превосходящих сил противника», отошли только после полного истощения своих резервов.

Награды: Ордена Св. Анны 4-й ст. (1877); Св. Станислава 3-й ст. (1880); Св. Анны 3-й ст. (1885); Св. Станислава 2-й ст. (1889); Св. Анны 2-й ст. (1892); Св. Владимира 4-й ст. (1896); Св. Владимира 3-й ст. (1900); Св. Станислава 1-й ст. с мечами (1904); Св. Анны 1-й ст. с мечами (ВП 31.03.1905); Золотое оружие (ВП 12.02.1906); Св. Владимира 2-й ст. (1906); Св. Георгия 4-й ст. (1907); Белого Орла (06.12.1909); Св. Александра Невского (06.12.1913).

Иностранные ордена: Сербский Такова 3-го кл. (1898).

Долгое время обстоятельства и место смерти были неизвестны. Вдове погибшего генерала, оставшейся с 15-летним сыном и 12-летней дочерью, была выделена пенсия в размере 10 645 рублей в год. Екатерина Александровна Самсонова, как и многие другие благородные женщины, была сестрой милосердия. В августе 1915 года, она получила командировку в Германию для осмотра лагерей военнопленных в качестве представителя Международного общества Красного Креста. Екатерина Самсонова в течение двух месяцев выполняла миссию проверки соблюдения немцами международных соглашений в отношении к военнопленным, затем с разрешения немецких властей отправилась из Берлина в городок Гросс-Пивниц, что в Восточной Пруссии, в окрестностях которого, по предположениям Гучкова, нужно было искать тело генерала. С помощью местных жителей тело было найдено. 3 ноября гроб с телом генерала в сопровождении Екатерины Александровны был отправлен из Берлина в Стокгольм, оттуда – в Петроград. 21 ноября в 15 часов траурный поезд со специальным вагоном прибыл в Елисаветград. Гроб с телом А.В. Самсонова перевезли в родовое имение в селе Егоровка. Погребение состоялось в семейном склепе Самсоновых около церкви святых Иоакима и Анны в селе Якимовка.

Со временем склеп был разграблен, а гробы А.В. Самсонова и его родных разбиты. Позже усыпальницу, украшенную снаружи мраморной аллегорической скульптурой, полностью разрушили и сравняли с землей.

Прошло время, и 13 февраля 2002 года накануне дня рождения Александра Васильевича Самсонова на месте его погребения, которое теперь оказалось во дворе Якимовской общеобразовательной школы, был открыт скромный памятный знак в виде казацкого креста из красного гранита. Инициировали и осуществили установление знака Якимовская сельская община и Кировоградское областное историко-культурологическое общество «Ойкумена».

Подготовил А.В. Чернышов

Источники:

http://histrf.ru/lenta-vremeni/event/view/russkoie-nastuplieniie

http://www.grwar.ru/persons/persons.html?id=18

https://topwar.ru/11139-porazhenie-2-y-russkoy-armii-v-prussii.html

Уткин А. И. «Первая Мировая война»

Загрузка Поиск похожих документов