Орден Святого благоверного князя Александра Невского

Первый российский орден, учрежденный в честь деятеля отечественной истории и святого Русской православной церкви. Девиз ордена – «За труды и отечество». День орденского праздника – 30 августа.

К началу XX века орден имел одну степень и давался как за военные (с мечами), так и за гражданские заслуги. В России существовала строгая последовательность награждения орденами, в которой орден Святого Александра Невского занимал свое место. Низшей наградой в этой системе был орден Святого Станислава 3-й степени, затем следовали ордена Святой Анны 3-й, Станислава 2-й, Анны 2-й, Владимира 4-й, Владимира 3-й, Станислава 1-й, Анны 1-й, Владимира 2-й степеней, Белого Орла и Александра Невского. Особые правила существовали для награждения орденами Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость», Святого Георгия всех степеней, Святого Владимира 1-й степени и Андрея Первозванного. Орден Святого Александра Невского был довольно высок и редок – с самого момента своего учреждения он утвердился как награда для лиц, имеющих, как правило, чин не ниже генерал-лейтенанта либо соответствующего ему гражданского чина тайного советника. Его кавалерами становились автоматически и все награждаемые орденом Святого апостола Андрея Первозванного, если они не имели орден Александра раньше. Впрочем, это случалось не часто, поскольку орден Андрея Первозванного вручался раньше ордена Александра Невского только членам императорской фамилии, а также европейским монархам, членам их семейств, зарубежным государственным к военным деятелям.

Описание

Орден Святого Александра Невского представлял собой различные комбинации из орденских лент различной ширины, крестов (знаков) различных размеров и звезды, носимых особым образом в разных случаях:

– из креста, носимого у бедра на широкой ленте через левое плечо, и звезды на левой стороне груди;

– из креста меньшего размера, который носили на более узкой ленте на шее (при наличии ордена Святого апостола Андрея Первозванного).

Ленты ордена изготавливались из шелка (муара) красного цвета.

Звезда – восьмилучевая серебряная кованая (в XVIII веке шитая), с медальоном в середине; в центре медальона – на белом поле вензель из латинских букв SA («Святой Александр»), вокруг него по красной кольцеобразной полосе орденский девиз: «За труды и отечество» с короной и веточками.

Кресты (знаки) – в виде золотых крестов, покрытых с обеих сторон красной эмалью (до 1816 года знаки ордена делались из «рубинового» стекла). Между концами креста располагались золотые двуглавые орлы под императорской короной и с распущенными крыльями. В середине креста – изображение Святого Александра Невского на белом коне в красной и синей одежде. Конь мог быть обращен и вправо, и влево. Обычно на этом изображении присутствует рука, благословляющая всадника из облаков. На оборотной стороне креста – сдвоенный вензель из латинских букв SA («Святой Александр») под княжеской короной.

Знаки ордена не разрешалось самостоятельно украшать драгоценными камнями.

В XIX веке появилась мысль добавить для ношения в особо торжественные дни к знаку ордена золотую эмалевую цепь наподобие Андреевской, но этот проект так и не был утвержден.

С 1855 года к кресту и звезде ордена, полученного за военные подвиги, присоединялись два скрещенных меча, проходящих через середину.

Имевший лишь одну степень орден Святого Александра Невского мог быть записан в послужной список до четырех раз. После пожалования орденом за гражданские заслуги, то есть без мечей, награжденный мог проявить отвагу в боевой обстановке и быть отмечен наградой, называвшейся «мечи к имеющемуся ордену». Впоследствии, находясь в генеральском чине, он мог заслужить «бриллиантовые знаки к имеющемуся ордену», что добавляло третью строчку в формуляр. При этом по высочайшему повелению от 28 марта 1861 года мечи на вновь пожалованных бриллиантовых знаках ордена, как относящиеся к предыдущему награждению, помещались не в центре знака и звезды, а в верхней их части: на звезде — над центральным медальоном, а на кресте — на верхнем луче. И, наконец, могло последовать еще одно награждение — «бриллиантовые мечи к имеющимся уже бриллиантовым знакам ордена».

Правила ношения

Знаки ордена Святого Александра Невского (одна степень).

Крест на ленте, надеваемой через левое плечо, и звезда, носимая на левой стороне груди, на мундире и вицмундире, ниже звезд ордена Святого Георгия 1-й степени или 2-й степени и ордена Святого Владимира 1-й степени.

При ордене Святого Андрея Первозванного звезда ордена Святого Александра Невского, с мечами и без мечей, снимается, а крест надевается на шею, на узкой орденской ленте, кроме случаев, когда крест должен быть на ленте, надеваемой через плечо. При ношении на шее крест ордена Святого Александра Невского надевается ниже крестов ордена Святого Георгия 2-й и 3-й степеней и выше всех других орденских знаков.

При сюртуке носится один только крест ордена Святого Александра Невского с мечами, надеваемый на шею при неимении орденских знаков: а) Святого Георгия 2-й и 3-й степеней; б) Святого Андрея Первозванного с мечами и в) Святого Владимира 1-й степени, с мечами или без мечей.

История

Учреждение ордена Александра Невского император Петр I задумал еще в 1724 году, при перенесении мощей князя Александра из Владимира в Санкт-Петербург. Во время подготовки похода в Персию Петр разработал основные положения будущего статута, но наградить этим орденом никого не успел. Впервые он был пожалован уже после смерти Петра Екатериной I, в мае 1725 года – в день бракосочетания дочери Петра Анны с герцогом Голштейн-Готторпским Карлом Фридрихом.

Петр предназначал новый орден «в награждение подвигов», т. е. предполагал его сделать исключительно военной наградой: недаром он назвал его именем легендарного полководца, отстоявшего русские земли от шведских и немецких захватчиков. Однако уже Екатерина, раздав орден прибывшим на свадьбу Анны гостям, нарушила этот замысел. С тех пор орден Александра Невского давался по статуту «в награду трудов, за отечество подъемлемых», т. е. за заслуги как на военной, так и на гражданской службе. Специальный же военный орден – Святого  Георгия – был учрежден лишь 44 года спустя.

5 апреля 1797 года император Павел I утвердил «Установление для российских орденов». По этому положению в России оставались лишь четыре ордена — в порядке старшинства: Святого Андрея Первозванного, Святой Екатерины, Святого Александра Невского и Святой Анны, объединенные Павлом «в единый Российский Кавалерский Чин или Орден, которого различные наименования не инако разумеемы быть имеют как разные оного класса». Это механическое объединение разных по многим характеристикам орденов в один не оправдало себя и вскоре после смерти Павла было отменено. Но «Установление» для четырех орденов, разработанное при Павле, стало основой их статутов и сохранилось без существен­ных изменений до конца империи.

Интересные факты

Первые награждения орденом были произведены в царствование его жены, императрицы Екатерины I. Поводом для них послужило бракосочетание дочери Петра и Екатерины царевны Анны с гольштейн-готторпским герцогом Карлом-Фридрихом 21 мая 1725 года. Среди восемнадцати человек, ставших в этот день кавалерами вновь учрежденного русского ордена, оказались лица не только военные, но и гражданские. Таким образом, намерение Петра учредить чисто военную награду не было выполнено. В числе получивших орден оказались четверо придворных голштинского герцога, прибывших с ним на бракосочетание в Санкт-Петербург. Еще одним гражданским лицом, получившим эту награду, стал обер-гофмейстер принцессы Анны С. К. Нарышкин. Остальные кавалеры имели воинские чины российской армии или флота: генерал-поручики Г. И. Бонн и П. П. Ласси, генерал-кригскомиссар И. М. Головин, генерал-майоры  Г. П. Чернышев, М. Я. Волков, А. И. Ушаков, И. И. Дмитриев-Мамонов, Г. Д. Юсупов, С. А. Салтыков и А. М. Девиер, вице-адмиралы А. И. Сиверс и М. Х. Змаевич, шаутбенахт Н. А. Сенявин. В число первых награжденных попал и единственный за все время существования ордена Святого Александра Невского кавалер, имевший чин бригадира (по «Табели о рангах» стоявшего между полковником и генерал-майором) Иван Лихарев.

Следующим получил орден 30 июня 1725 года генерал-поручик М. А. Матюшкин, сподвижник Петра. Незадолго до этого он отличился в Персидском походе, особенно при взятии Баку в 1723 году, за что император пожаловал его чином генерал-поручика. Оставленный в новозавоеванных провинциях в качестве командующего всеми российскими войсками, он здесь и получил присланные из Санкт-Петербурга знаки ордена Святого Александра Невского.

Эти первые награждения свидетельствуют о том, что орден был задуман как награда для лиц, имевших чин генерал-лейтенанта или генерал-майора. Но очередное награждение этим знаком отличия, которое состоялось 30 августа 1725 года, в день Святого Александра Невского, резко повысило значение ордена. Императрица Екатерина I возложила на себя знаки ордена Святого Александра Невского, а вместе с ней получил награду еще 21 человек, в том числе польский король Август II и король Дании Фредерик IV. Кроме них, были награждены состоявшие в родстве с российским императорским домом три герцога, российский канцлер граф Г. И. Головкин, генерал-фельдмаршалы А. Д. Меншиков, М. М. Голицын и А. И. Репнин и равный им по чину генерал-фельдцейхмейстер (начальник всей русской артиллерии) Я. В. Брюс, два полных генерала и один полный адмирал, а также другие весьма высокие военные и гражданские русские и иностранные чины.

Всего при Екатерине I орден Святого Александра Невского был выдан, не считая императрицы, шестидесяти трем лицам. Во второй четверти и середине XVIII столетия (до Екатерины II) орден Святого Александра Невского был выдан около трехсот раз. Его кавалерами стали известные военачальники П. А. Румянцев, удостоенный награды в чине генерал-поручика в 1759 году за отличие в сражении при Кунерсдорфе, знаменитый «арап Петра Великого» Абрам Петрович Ганнибал, награжденный в 1760 году в чине генерал-аншефа, отец великого Суворова генерал-поручик В. И. Суворов, отмеченный в том же году за огромную работу в должности генерал-губернатора Пруссии во время Семилетней войны, и другие. Из лиц гражданских, получивших этот орден, — президент Академии наук К. Г. Разумовский (1746 г.), один из учредителей Московского университета и первый его куратор И. И. Шувалов (1751 г.), известный отечественный просветитель и общественный деятель И. И. Бецкой (1760 г.), который создал несколько новых для России типов учебных заведений и благотворительных учреждений, в течение трех десятилетий стоял во главе Академии художеств и организовал первые в России художественные выставки.

Получили в это время орден Святого Александра Невского и монархи. Это польский король и саксонский курфюрст Август III (1736 г.), прусский король Фридрих II (1743 г.), а также царь Картли — знаменитый грузинский писатель, ученый и политический деятель Вахтанг (1728 г.), вынужденный эмигрировать с семьей в Россию. Орден получили также грузинские царевичи Балкар (1734 г.) и Георгий (1758 г.), имевшие чины генерал-лейтенантов российской армии.

В 1731 году Александровским кавалером становится гетман Левобережной Украины Даниил Апостол, последний выборный украинский гетман. Следует также упомянуть небезызвестного Э. И. Бирона, будущего герцога Курляндского, фаворита Анны Иоанновны, получившего орден в 1730 году еще в звании камергера. Укрепившись у власти, он поспособствовал тому, чтобы в 1740 году эту награду получили одновременно и его братья Петр и Карл. Правда, после кончины императрицы Анны Иоанновны все награды и звания были у братьев отняты, но вновь возвращены в 1762 году Петром III.

Кстати, в истории XVIII века, особенно его первой половины, можно неоднократно встретить сведения о лишении орденов в связи, как правило, с очередным переворотом и о последующем их возвращении «потерпевшему», когда к власти снова приходят его сторонники. Так было с Б. К. Минихом, кавалером всех высших российских орденов, добившимся награждения ими также своего брата Христиана-Вильгельма и сына Эрнста. Лишенные одновременно всех привилегий и наград в связи с очередным изменением политической ситуации, Минихи получили назад все потерянное после восшествия на престол все того же Петра III.

Страдали от политических переворотов и люди весьма достойные. Так, А. И. Румянцев, отец П. А. Румянцева, получил орден Святого Александра Невского в 1726 году в чине генерал-майора. С воцарением Анны Иоанновны он был лишен этой награды, и лишь в 1735 году последовало его вторичное награждение уже в чине генерал-поручика. Подобных примеров можно привести немало.

Самое большое число новых кавалеров ордена Святого Александра Невского в XVIII веке приходится на царствование Екатерины II — более двухсот пятидесяти. Им были награждены многие выдающиеся деятели: генерал-майор А. В. Суворов (1771 г.), генерал-поручик М. И. Кутузов (1791 г.), контр-адмирал Ф. Ф. Ушаков (1792 г.). Среди лиц гражданских — тайный советник А. И. Мусин-Пушкин, известный историк и собиратель древних рукописей, в числе которых было и гениальное «Слово о полку Игореве».

Впрочем, в числе кавалеров ордена Святого Александра Невского оказались и многочисленные фавориты Екатерины II, каждый из которых старался использовать расположение императрицы для получения различных благ не только для себя, но и для родственников и друзей: А. Г. Орлов с братьями, Г. А. Потемкин с родственниками, П. А. Зубов с братом.

В царствование императора Павла I прибавилось еще около восьмидесяти Александровских кавалеров. Павел ввел особый орденский костюм, в котором кавалеры ордена Святого Александра Невского должны были появляться при дворе в орденский праздник (30 августа) и в другие дни, «когда повелено будет». Костюм состоял из красной бархатной епанчи, подбитой белой тафтой, с серебряным глазетовым крагеном (верхней накидкой на плечи). Звезда при этом помещалась на левой стороне груди и должна была быть «более обыкновенной». Под епанчу надевался белый супервест с золотым галуном, с изображением в центре прямого креста. Костюм дополняла черная шляпа с бело-красным пером и нашитым сбоку крестиком из узкой красной ленты «орденского» цвета.

Павлом были учреждены орденские «командорства», когда старшие по времени получения ордена кавалеры пользовались доходами с деревень, приписанных к ордену. Так, шесть самых старших кавалеров ордена Святого Александра Невского имели право получать доходы с 600 крепостных душ каждый (безотносительно к имеющимся у них в личной собственности крестьянам), восемь следующих кавалеров пользовались доходами от труда 500 крепостных, и, наконец, 10 кавалеров третьей категории получали доход от 400 крестьян каждый. При этом определенное число «командорств» в каждой группе оставалось для Александровских кавалеров духовного звания. После смерти награжденного родные должны были все знаки ордена возвращать Орденскому Канцлеру, ведавшему орденскими делами под эгидой императора. Имелись и более мелкие должности в орденском управлении: обер-церемониймейстер и орденский казначей — единые для всех четырех орденов. При каждом из сохраненных Павлом орденов существовало по одному церемониймейстеру, по одному орденскому секретарю и по два герольда.

Каждый орден получил свою орденскую церковь в Санкт-Петербурге. Орден Святого Александра Невского считал своей соборную церковь в Троицком Александро-Невском монастыре, где покоились останки князя Александра. Первоначально в орденский праздник (он же день Святого Александра Невского), 30 августа, ежегодно из собора Казанской Богоматери в Александро-Невскую лавру должна была двигаться процессия, сопровождаемая младшими кавалерами Александровского ордена. Позднее Павел перенес празднование дня Святого Александра Невского в Гатчину.

Учреждается особая комиссия из шести кавалеров ордена Святого Александра Невского, которая наблюдала за опекаемыми орденом «пристанищами для бедных», инвалидными домами и школами. Средства на содержание этих заведений складывались из взносов в 200 рублей, которые делал в орденскую казну каждый из вновь пожалованных кавалеров.

Практически все нововведения павловского времени сохранились, лишь с некоторыми изменениями и в дальнейшем, на протяжении XIX и в начале ХХ веков.

При императоре Александре I сумма единовременных взносов при пожаловании орденом Святого Александра Невского возросла до 600 рублей. Половина сумм доходов с земель, предназначенных в «командорства» старшим кавалерам стала перечисляться на благотворительные цели. При этом несколько повысился ценз чинов и званий, которые надо было иметь, чтобы претендовать на награждение орденом. Чина генерал-майора и соответствующих ему гражданских чинов из кавалеров ордена Святого Александра Невского в это время уже почти никто не имел.

Из пожалований орденом Святого Александра Невского в первую четверть XIX века — более двухсот шестидесяти — самыми яркими являются те, которые связаны с подвигами в Отечественную войну 1812 года. За 1812 год он был пожалован всего шесть раз. Четверо были награждены за отличие при Бородине – генералы от инфантерии Д. С. Дохтуров и М. А. Милорадович, генерал-лейтенанты А. И. Остерман-Толстой и Н. Н. Раевский. При этом в соответствии с чинами первые двое были отмечены орденами, украшенными бриллиантами. В том же году еще шесть человек, которые уже имели простые знаки ордена, получили алмазные (в том числе Ф. П. Уваров, М. А. Милорадович, Д. С. Дохтуров, М. И. Платов). Всего в период 1812–14 годов эта награда выдана 48 раз, в том числе с бриллиантами — 14.

Начиная с 1825 года и до конца столетия орден Святого Александра Невского вручался более полутора тысяч раз. При этом вместо «командорств» старшим кавалерам были учреждены пенсии двух категорий — в 700 и 500 рублей. После дополнения знаков орденов в 1855 году скрещенными мечами за боевые подвиги последовало и увеличение взносов при получении такой награды на 200 рублей.

Порой орден отмечал и «особые» заслуги перед властью. Так, в начале 1826 года ордена Александра Невского были вручены графу К. Ф. Толю (с алмазами) «за усердие в день 14 декабря 1825 года» и Л. О. Роту за усмирение Черниговского полка. А к концу века орден Святого Александра Невского становится обычной и предельной наградой для пожилого сановника, занимающего высокий государственный пост.

Орденом Александра Невского был награжден герой повести К. М. Станюковича «Грозный адмирал». Об этом упоминается в одном из эпизодов: «Как и прежде, он неизменно вставал в шесть часов, брал холодную ванну, пил кофе с горячими «тостами»" и холодной ветчиной и, одетый к восьми часам в сюртук (а по праздникам в сюртук с эполетами), с орденом св. Александра Невского на шее и с Георгием в петлице, отправлялся, несмотря ни на какую погоду, на свою обычную прогулку, продолжавшуюся час или два и развлекавшую старика». Прототипом «грозного адмирала» Ветлугина послужил отец писателя – адмирал М. Н. Станюкович. Станюкович-старший служил долгое время на Черном море, в молодости плавал на кораблях английского флота под начальством адмирала Нельсона, а в старости был переведен в Петербург, где получил почетное место на берегу – в Адмиралтейств-совете, наконец, так же как и «грозный адмирал», он был кавалером ордена Святого Александра Невского. Этот орден представлял собой достаточно высокую награду. До него не смогли дослужиться ни Нахимов, ни Корнилов – современники и соратники Станюковича. Имена героев обороны Севастополя известны всем, а о М. Н. Станюковиче вспоминают лишь в связи с его сыном-писателем. Достаточно сказать, что в Санкт-Петербург Станюкович был переведен в самый разгар обороны Севастополя. Да и орден Святого Александра Невского он получил только в 1862 году, когда уже в течение семи лет заседал в Адмиралтейств-совете, т. е. находился фактически не у дел. Награждение орденом было скорее данью почтенного возраста, нежели признанием его заслуг.

Множество сановных Александровских кавалеров в гражданских, военных и придворных мундирах, с красной лентой через левое плечо можно увидеть на известной картине художника И. Е. Репина «Торжественное заседание Государственного совета 7 мая 1901 года в день столетнего юбилея со дня его учреждения», завершенной в 1903 году для Мариинского дворца и ныне экспонируемой в Русском музее в Санкт-Петербурге. Фактически – это огромный коллективный портрет с 81 фигурой. Одним из достойнейших кавалеров ордена Святого Александра Невского, изображенных на этой картине, был замечательный русский путешественник и ученый П. П. Семенов-Тян-Шанский. Научная деятельность Семенова-Тян-Шанского была чрезвычайно многообразной, он был ботаником, энтомологом, геологом, но прежде всего географом, Величайшая его заслуга состоит в исследовании внутренней Азии. До его путешествий о Тянь-Шане не знали почти ничего, едва ли не самым полным источником сведений о Небесных горах были записки буддийского монаха Сюань Цзана, относящиеся к VII веку н. э. Путешествие Семенова в 1856–57 годах стало подлинным открытием гор Средней Азии. За свою экспедицию он был награжден в 1858 году орденом Святого Владимира 4-й степени. С марта 1859 года молодой ученый становится одним из активнейших деятелей реформы по отмене крепостного права в России. С 1849 года вся жизнь П. П. Семенова и научная его деятельность связаны с Русским географическим обществом, объединявшим передовые научные и общественные силы страны. В 1873 году Семенов был избран вице-председателем Общества, т. е. стал фактическим его руководителем, и оставался им до конца жизни. Он являлся непосредственным организатором многочисленных экспедиций – Н. М. Пржевальского, Г. Н. Потанина, П. А. Кропоткина, М. В. Певцова и других в Среднюю Азию, Н. Н. Миклухо-Маклая на Новую Гвинею. Под его руководством выходили фундаментальные труды по географии России. Выдающиеся заслуги Семенова-Тян-Шанского на посту вице-председателя Географического общества были отмечены в 1881 году почетной наградой – орденом Святого Александра Невского.

Описание подготовил Чернышов А.В.