Мятеж корниловский

МЯТЕЖ КОРНИЛОВСКИЙ, попытка установления военной диктатуры для ликвидации двоевластия в стране, пресечения деятельности леворадикальных партий, восстановления традиционных духовных ценностей. Заговор против советских учреждений и социалистических партий возник в консервативных кругах российского общества в условиях систематического ухудшения социально-экономической ситуации в стране, падения авторитета Временного правительства, нарастания рабочего и крестьянского движения, влияния профсоюзов, увеличения сепаратистских настроений на окраинах бывшей империи, роста преступности.

Программа военного переворота была изложена в ряде публичных выступлений, на закрытых совещаниях, в записках и личных беседах участников заговора. В обобщенном виде она выглядела следующим образом: объявить железные дороги на военном положении (любое неисполнение распоряжения технического характера должно караться как неисполнение боевого приказа на фронте); объявить на военном положении заводы, работавшие на оборону, угольные шахты; обеспечить строжайшую дисциплину труда, безусловное выполнение минимальной нормы выработки, немедленно увольнять тех, кто этому противится; запретить на территории промышленных предприятий митинги, собрания, стачки; одновременно запретить локауты; запретить вмешательство со стороны рабочих в дела управления предприятиями; создать государственный земельный фонд на удельных, казенных и части помещичьих и монастырских земель, выкупленных у их владельцев, для наделения землей солдат, «беспорочно и доблестно прошедших военную службу».

Большая роль в осуществлении переворота отводилась многочисленным военным и полувоенным общественным организациям («Всероссийский военный союз», «Всероссийский союз казачьих войск», «Казачий съезд», «Батальон свободы», «Военная лига», «Лига спасения России», «Офицерский союз добровольцев народной свободы», «Единение», «Честь Родины и Свободы», «Союз личного примера», «Союз увечных воинов», «Союз воинского долга», «Союз свободы и порядка», «Союз спасения Родины», «Союз чести Родины», «Союз бежавших из плена» и др.). Координировал деятельность многих из них т. н. Республиканский центр. По словам генерала А. И. Деникина, Республиканский центр содержался только«крупной денежной буржуазией», причем лично«представители этой банковской и торгово-промышленной знати состояли вне организации, опасаясь скомпрометировать себя в случае неудачи». Генерал Л. Г. Корнилов присутствовал в мае 1917 на заседании, положившем начало деятельности Республиканского центра. Б. А. Энгельгардт, которому предлагали возглавить военную секцию центра, писал позднее, что задачей этой организации стало установление надежных связей с командным составом в столице, создание обстановки «для захвата власти в избранный момент». Позднее военный отдел центра возглавил полковник Генерального штаба Л. П. Дюсиметьер. Членами военного отдела были чины Военного министерства В. Л. Барановский и Г. Н. Туманов, начальник военной цензуры полковник Г. И. Клерже. Республиканский центр разрабатывал план овладения властью в столице. Было решено захватить в городе броневые части, заменить караулы у важнейших стратегических объектов надежными частями, овладеть радиостанцией в Царском Селе, телефонной и телеграфной станциями в Петрограде, правительственными учреждениями, окружить и взять Смольный. По словам одного из руководителей Республиканского центра П. Н. Финисова, «все было готово к двадцатым числам августа». Долго выбирали будущего военного диктатора. После Февральской революции 1917 им мог стать кто-либо из популярных генералов (А. А. Поливанов, А. А. Маниковский, А. А. Брусилов, В. И. Гурко, А. В. Колчак, М. В. Алексеев). Когда в силу случайных обстоятельств верховным главнокомандующим был назначен Л. Г. Корнилов, выбор правых сил остановился на нем. Агитацию в пользу генерала Корнилова развернуло Общество экономического возрождения России, в которое вошли такие представители отечественной буржуазии, как А. И. Гучков, А. И. Путилов, Н. Н. Кутлер, Н. А. Белоцветов, Б. А. Каменка, А. П. Мещерский, А. И. Вышнеградский. Гучков писал в эмиграции, что формально это общество решило помочь на выборах в Учредительное собрание умеренным буржуазным кандидатам. Для этой цели собрали 4 млн руб. Но, по словам Путилова, «подготовкой Учредительного собрания, конечно, не занимались. Гучкову “на пропаганду” дали 500 тысяч рублей. На эти деньги печаталась агитационная литература, рассылались по фронту агитаторы, развозились подарки для солдат от имени верховного главнокомандующего Корнилова, чтобы поднять среди них его популярность».

Офицеры приветствуют генерала Л. Г. Корнилова. Июль 1917 г.

Офицеры приветствуют генерала Л. Г. Корнилова. Июль 1917 г.

Союзники России по Антанте также сделали ставку на Корнилова. Военный атташе Великобритании в России А. Нокс лично доложил в Лондоне военному кабинету о положении в России и высказался за военный переворот. В составленном в конце августа меморандуме морской разведки США подчеркивалась необходимость военной интервенции в Россию перед лицом нараставшего революционного движения. Авторы меморандума также делали ставку на Корнилова, надеясь, что ему удастся обеспечить «крепкую» власть.

24 августа генерал от инфантерии Л. Г. Корнилов внес последние штрихи в план военного переворота. Он вызвал генерал-лейтенанта А. М. Крымова и назначил его главнокомандующим Отдельной петроградской армией, которой была поставлена задача немедленно двигаться на Петроград, «занять город, обезоружить части Петроградского гарнизона, которые примкнут к движению большевиков, обезоружить население Петрограда и разогнать Совет». Основной ударной силой должны были стать Туркестанская кавалерийская дивизия (более известная как «Туземная» или «Дикая») и 3-й конный корпус под командованием генерал-лейтенанта П. Н. Краснова. В его состав входили 1-я Донская, 5-я Кавказская и Уссурийская казачья дивизии. 25 августа последовал приказ о погрузке в эшелоны верных ему войск и начале их движения на Петроград. Видному эсеру, управляющему делами Военного министерства Б. В. Савинкову в столицу ушла телеграмма: «Корпус сосредоточится в окрестностях Петрограда к вечеру 28 августа. Прошу объявить Петроград на военном положении 29 августа». Савинков впоследствии утверждал, что он лично просил генерала Корнилова назначить во главе войск, идущих на Петроград, русского офицера и заменить туземную дивизию на обычную кавалерийскую, чтобы никто потом не утверждал, будто «русских рабочих арестовывали кавказские горцы под командованием генерала, не пользующегося симпатией среди “революционной демократии”».

Не полагаясь только на эти дивизии, Ставка верховного главнокомандующего искала дополнительные верные части. Командованию Западного фронта был дан приказ об отправке под Петроград пехотной и кавалерийской дивизий, донскому атаману генералу от кавалерии А. М. Каледину предписывалось срочно направить казачью дивизию в Финляндию. К столице подтягивались ударные батальоны. Через бывшего министра Временного правительства В. Н. Львова А. Ф. Керенскому были переданы следующие требования Корнилова: «1) Объявить Петроград на военном положении. 2) Передать всю власть, военную и гражданскую, в руки верховного главнокомандующего. 3) Отставка всех министров, не исключая и министра-председателя, впредь до образования кабинета верховным главнокомандующим».

Надеясь еще удержаться у власти, Керенский решил отмежеваться от Корнилова и вечером 26 августа вынес вопрос о начале мятежа на заседание правительства. Министрыкадеты немедленно подали в отставку. Тогда Керенский предложил оставшимся министрам наделить его особыми полномочиями, а для управления страной временно создать Директорию из пяти лиц по выбору премьера. Получив чрезвычайные полномочия, Керенский в телеграмме в Ставку объявил Корнилова мятежником и сместил его с должности верховного главнокомандующего. Корнилов ответил обращением к населению, в котором он обвинил Временное правительство в том, что оно под давлением Советов действует в согласии с немецким Генеральным штабом.

Вечером 28 августа кризис достиг кульминации. На неофициальном совещании министров Керенский заявил, что готов передать власть «тем лицам, которые чувствуют за собой силу». В тот же день Корнилов провел в Ставке смотр своим силам. Пытаясь удержаться у власти, Керенский был вынужден согласиться на выдачу оружия спешно формируемым отрядам Красной гвардии. Только Сестрорецкий завод выдал рабочим 2700 винтовок и 115 тыс. патронов. Оружие рабочим поступало из нескольких оружейных складов. Рабочие Путиловского завода за три дня изготовили и отремонтировали свыше 100 пушек разных калибров – месячную норму. На других заводах для рабочих отрядов, направлявшихся навстречу частям Корнилова, было отремонтировано 6 бронеавтомобилей. Экипажи 30 судов Балтфлота (в т. ч. нескольких линкоров) на митингах высказали недоверие Временному правительству, считая, что оно было в сговоре с корниловцами. 29 августа на набережной Васильевского острова высадилось более 3 тыс. моряков и солдат из Кронштадта. Стоявшему на ремонте у стенки Франко-Русского завода крейсеру «Аврора» доставили патроны и снаряды. В те же дни железнодорожники по распоряжению Викжеля приступили к разбору путей, чтобы воспрепятствовать движению корниловских войск. Отказался поддержать Корнилова Московский военный округ. Крымов принял предложение Керенского прибыть в Петроград на переговоры. После бурного объяснения с министром-председателем Крымов застрелился.

Общественные настроения в стране не способствовали успеху мятежа. Более чем в 100 городах были созданы революционные комитеты или штабы по организации борьбы с контрреволюцией. 30 августа новым верховным главнокомандующим был назначен Керенский, а начальником штаба – М. В. Алексеев. Вечером 1 сентября Корнилов и его ближайшие помощники в организации заговора были арестованы. Мятеж расколол армию и общество, усилил влияние в стране леворадикальных сил. Газета московских промышленников «Утро России» была вынуждена констатировать в передовой статье от 29 августа: «Гражданская война началась».

Лит.: Иванов Н. Я. Контрреволюция в России в 1917 году и ее разгром. М., 1977; Питерские рабочие в борьбе с контрреволюцией в 1917–1918 гг. М., 1986; Поликарпов В. Д. Военная контрреволюция в России. 1905–1917 гг. М., 1989.

Сенин, А.С. Мятеж Корниловский [Текст] / Россия в Первой мировой войне. 1914–1918: Энциклопедия: В 3 тт. / отв. редактор А. К. Сорокин. – М. : Политическая энциклопедия, 2014 — Т. 2 — С. 465-467.