Оборонная промышленность России в период 1-й мировой войны 1914–18

ОБОРОННАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ России в период 1-й мировой войны 1914–18.

Военные ведомства перед 1-й мировой войной в расчетах необходимого вооружения и снаряжения и стремились создать такие запасы оружия и боеприпасов, которые позволяли бы вести военные действия в течение продолжительного времени, не расширяя производства заводов. Мобилизационный запас должен был вырабатываться в основном на казенных предприятиях.

Частная военная промышленность стала активно развиваться с конца 19 в., когда казенные военные заводы уже не могли удовлетворять в полной мере потребности армии в вооружении и снаряжении. Роль ее возрастает после русско-японской войны, когда была развернута широкая программа перевооружения армии и флота. Прежде всего это коснулось частных металлургических и металлообрабатывающих предприятий, изготавливавших артиллерийское снаряжение, заводов пороховых и взрывчатых веществ, а также судостроительных предприятий.

Наиболее крупными предприятиями являлись: Общество Путиловских заводов, Русское общество для производства снарядов и военных припасов, Русское общество артиллерийских заводов, Общество Брянских заводов, Общество механических, гильзовых и трубочных заводов Барановского, Тульские оружейные и патронные заводы, Русское общество для выделки пороха, пороховые заводы Барановского, Общество Невского судостроительного и механического завода, Акционерное общество франко-русских заводов и др.

К началу 1-й мировой войны основное военное производство было сосредоточено на нескольких казенных заводах. Стрелковое оружие изготавливалось на Тульском оружейном заводе, а также на Сестрорецком и Ижевском. Это были современные, достаточно хорошо оборудованные предприятия, но поскольку производство ружей было жестко распределено по годам, то по мере выполнения мобилизационных планов производство свертывалось, и заводы лишались квалифицированных рабочих, переходивших в частную промышленность.

Ситуация не могла восприниматься как критическая, поскольку общее производство полностью обеспечивало текущие потребности армии. В 1912 Главное артиллерийское управление (ГАУ) подняло вопрос о сооружении четвертого оружейного завода производительностью 125 тыс. винтовок в год для обеспечения увеличения численности армии. Но, по мнению военного министра, эта мера являлась излишней, т. к. имевшиеся заводы позволяли создавать необходимые стратегические запасы. С началом войны эти планы пришлось пересмотреть, было принято решение о строительстве еще двух заводов, в Туле и Волжском районе. К концу войны эти заводы так и не начали производство.

Производство патронов было сосредоточено на трех заводах: казенных С.-Петербургском и Луганском и частном Тульском. Эти заводы не справлялись с поставками в основном из-за недостаточного финансирования со стороны Министерства финансов. В итоге к началу войны не хватало 300 млн шт. патронов при общей производительности заводов 50 млн шт. в месяц и при потребности в 1914 150 млн шт. в месяц.

Изготовление орудий велось на заводах военного, морского и горного ведомств и на некоторых частных заводах. В ведении военного ведомства состоял С.-Петербургский орудийный завод. Также к военному ведомству относились арсеналы: С.-Петербургский, Брянский, Киевский, Варшавский, Тифлисский и Хабаровский. В ведении морского ведомства состоял Обуховский завод, выполнявший и армейские заказы. В ведении горного ведомства находился Пермский пушечный завод.

Частные заводы – Путиловский (см. Путиловский завод), Брянский, Гельсингфорский, Геруа, Абосский, Балтийский, С.-Петербургский металлический, Коломенский машиностроительный, Сормовский паровозостроительный и Лесснера – тоже получали военные заказы. Но только Путиловский завод производил непосредственно орудия, остальные либо изготовляли комплектующие, либо занимались ремонтом орудий.

Русская армия была полностью укомплектована орудиями согласно штатам мирного времени, наличный запас предусматривал удовлетворение потребностей новых формирований на время войны. Однако объемы производства предусматривали только пополнение мобилизационного запаса, который считался достаточным для ведения войны. В действительности в 1914–15 потребности войск превышали объемы производства.

Процесс производства осложнялся еще и огрехами в планировании довоенных заказов, в результате чего заводы подолгу простаивали. К недостаткам казенных военных заводов следует также отнести отсутствие у них специализации. Например, Обуховский завод изготовлял пушки различных калибров, броневые плиты, мины, ружейные стволы, снаряды, лафеты, поэтому завод вынужден был часто переоборудоваться.

Своих заводов по производству снарядов военное ведомство не имело. В основном к их изготовлению привлекались заводы горного и морского ведомств и частные (семь ведомственных заводов и 10 частных, в т. ч. Русского общества для изготовления снарядов, Путиловский и Петроградский металлический). Эти заводы вполне справлялись с производством снарядов по нормам мирного времени. Но уже в 1916 потребность в снарядах превосходила производительность заводов 1914 в 70 раз.

Таким образом, к 1914 русская армия вполне обеспечивалась производительностью заводов предметами вооружения и боеприпасами для ведения непродолжительной войны.

Основной проблемой, с которой столкнулась российская О. п. уже в первые месяцы войны, был недостаток рабочей силы. Шел массовый призыв в армию, что особенно сильно сказалось на промышленном производстве, где не было возможности заменить квалифицированных рабочих и инженеров. Одновременно резко возросли потребности промышленности в связи с расширением производства военного снаряжения. Начали строиться заводы, которые должны были возместить падение импорта материалов и оборудования, прежде всего из Германии. Наблюдался также некоторый отток рабочей силы из города в деревню. Сильное воздействие оказал и отъезд иностранцев. Немцы и австрийцы интернировались, а французы, англичане и бельгийцы были отозваны на родину для службы в действующие армии. К 1913 среди специалистов – инженеров с высшим образованием иностранцы составляли 22 %, а среди специалистов со средним техническим образованием – 40 %. Еще выше процент иностранных специалистов был в электротехнической и химической промышленности.

Мощным фактором, оказавшим дезорганизующее влияние на деятельность промышленности во время войны, стала слабая работа транспорта. Еще до начала войны железнодорожная сеть едва справлялась с текущими перевозками в связи с тем, что строительство железных дорог не поспевало за ростом промышленности.

Для перевозки войск во время мобилизации было задействовано огромное количество подвижного состава, в дальнейшем дороги, ведущие к фронту, были загружены военными перевозками. Одновременно проводилась широкомасштабная эвакуация предприятий и населения из районов, где существовала опасность оккупации. Так, к 1916 погрузка вагонов по всей ж.-д. сети увеличилась с 58 тыс. вагонов в день в 1913 до 91,1 тыс., поэтому серьезной проблемой стала нехватка вагонов.

Довольно быстро кризисные явления стали наблюдаться и в поставках топлива. В связи с начавшейся войной, которая предъявляла повышенные требования к производительности заводов, потребности предприятий значительно увеличились. Также необходимо учитывать, что прекратились поставки топлива, прежде всего каменного угля, из-за границы.

Удар по отечественной О. п. нанесла и беспорядочная эвакуация оккупированных областей. Предприятия оккупированных районов выпускали в 1913 промышленных изделий на 1259,8 млн руб., или 17,4 % общей промышленной производительности империи. Точных статистических сведений о количестве эвакуированных предприятий нет. Косвенные данные говорят о том, что бOльшая часть промышленных предприятий Западной Польши и Прибалтики не была эвакуирована вовсе или только частично.

Ситуация, сложившаяся в поставках вооружения и снаряжения для армии в 1915, требовала немедленного решения. Для военного экономического руководства стало ясно, что существующая О. п. не в состоянии полностью обеспечить армию. Следует отметить, что методика расширения производства определялась прежде всего экономическими условиями текущего момента. Естественные ограничения накладывали проблемы с квалифицированными кадрами, отсутствием или недостаточным развитием смежных отраслей, слабостью инфраструктуры. В результате там, где это было возможно, стремились ограничиваться расширением или мобилизацией уже существующих мощностей или покупками за рубежом. И лишь в крайних случаях шли на строительство новых заводов.

Только в 1916 начальник ГАУ генерал А. А. Маниковский предложил программу строительства группы казенных заводов по производству вооружений, которая должна была избавить Россию от закупок вооружения заграницей. Она предусматривала строительство 37 казенных заводов стоимостью 607 млн руб. В ней предусматривалось строительство не только военных заводов, но и смежных производств (алюминиевое и т. д.). Для производства каждого вида вооружения намечалось создание группы заводов, ядром которых должны были стать казенные заводы, поставлявшие специалистов. Против нее резко выступили Министерство финансов и Министерство торговли и промышленности, мотивируя свою позицию тем, что программа требовала огромных капиталовложений, отвлечения масс рабочих и фондов на строительство, но не решала текущих проблем с вооружением и грозила опрокинуть экономику в целом. Практически она была направлена на обеспечение независимости России от союзников после окончания войны.

В отношении крупнейших частных заводов, работавших на оборону, правительство взяло курс на милитаризацию (перевод заводов на военное положение и зачисление их работников в разряд военнослужащих) и секвестрование (Путиловский завод, целый ряд производств, принадлежавших германским подданным). На 15.9.1916 около 800 заводов было взято под особый контроль с прикреплением к ним инспекторов, установлением твердых цен, такс и норм снабжения.

В результате мобилизационных процессов началась полустихийная ломка структуры промышленного производства, что привело к значительному изменению пропорций между отдельными видами производств. Это произошло за счет перераспределения инвестиций и ресурсов в задействованные в обеспечении армии отрасли (включая смежные отрасли), которое целенаправленно осуществляли государственные и общественные распределительные органы, или сами предприниматели искали более выгодные и стабильные военные заказы.

Промышленный бум наблюдался в машиностроении, химической и кожевенной промышленности, производстве одежды, обработке металлов, в добыче торфа, обработке шерсти, пеньки, полиграфии. Все эти производства непосредственным (например, машиностроение и химия) или косвенным образом (добыча торфа) были связаны с военным обеспечением. Торф, например, использовали вместо угля, который прекратили поставлять из Англии. Отрасли, не получавшие военных заказов (обработка шелка, пищевое производство, обработка камней и т. п.), находились в кризисе. При этом стоит отметить изменение не только в отраслевой структуре производства, но и в соотношении крупной и мелкой промышленности в пользу первой.

На большей части предприятий шло падение производства, в т. ч. и в 1916; рост наблюдался исключительно на производствах, задействованных в обеспечении государственного оборонного заказа. Так, доля в валовой продукции производства вооружений выросло с 26 % в 1913 до 47,1 % в 1917, доля текстильной отрасли снизилась с 48,2 % до 33,9 %.

Изменения коснулись и структуры обеспечения промышленности продукцией машиностроения. Начиная с 1914 неуклонно снижается поступление оборудования на предприятия, не производящие оборонную продукцию, в два раза сократилось производство средств для транспорта. Т. о., в период войны происходила неуклонная деградация отраслей, не связанных с производством вооружения.

В основном рост демонстрировали такие отрасли, как металлообработка, машиностроение и химическая отрасль, которые являлись главными и в производстве вооружений, и в производстве продукции для обеспечения деятельности др. отраслей (металлы, станки, машины, удобрения и т. д.) и населения. Во время войны эти отрасли резко сокращают производство мирной продукции и наращивают объемы военного производства.

В период войны происходит широкомасштабное перепрофилирование заводов, работавших в различных отраслях, под производство наиболее востребованных предметов вооружения. Следует отметить, что в данном направлении основной тенденцией стало производства предметов наиболее востребованных в армии, под которые выделялись самые масштабные заказы, прежде всего это снаряды для 3-дм орудий, дистанционные трубки, взрыватели и т. д. Такие процессы происходили часто за счет основной продукции, также востребованной в экономике. Наиболее характерен здесь пример Сормовского завода, который увеличил объемы производства снарядов в 140 раз за счет производства паровозов и вагонов. В результате выпуск паровозов по стране сократился с 654 штук в 191 до 420 в 1917. Такие диспропорции в развитии машиностроения приводили к серьезным трудностям при строительстве новых заводов, т. к. предприятия, на которых можно было бы производить для них оборудование, работали на военные заказы.

Одной из основных особенностей экономического развития промышленности периода 1-й мировой войны стало то, что износ основных фондов обгонял процесс их возобновления. Таким образом, происходило постепенное накопление кризисных явлений в экономике, которые неизбежно проявились бы после окончания войны.

Характерна динамика инвестиционной активности в отраслях, связанных с производством предметов вооружения и армейского снаряжения. В 1914–15 мы можем наблюдать достаточно стабильную картину акционерного учредительства, примерно соответствующую мирному времени. Во 2-й половине 1915, когда правительство осознало невозможность обеспечения армии за счет казенной промышленности, начинается широкомасштабный прирост государственных капиталовложений в предприятия, готовые выпускать вооружение. В отраслях, получивших подобные инвестиции, начинается настоящий бум. В 1916 число открывшихся акционерных обществ превысило уровень 1915 почти в два раза (244 и 138 соответственно), причем большая часть из них пришлось на предприятия по выплавке и обработке металлов, горное дело и химическую промышленность. С 1915 начинается значительный рост основных капиталов предприятий, задействованных в военном строительстве, прежде всего это машиностроительные и механические заводы, имевшие возможность наиболее оперативно переключиться на заказы военного ведомства. Данный процесс происходил не за счет обновления производства, а за счет объединения предприятий. Большая часть вновь учрежденных предприятий работало на оборону.

Рост учредительства, в % (коэффициент капитала, показатели за июль 1913 – июль 1914 приняты за 100 %)

2-я половина 1914 78,9
1-я половина 1915 53,9
2-я половина 1915 121,3
1-я половина 1916 157,5
2-я половина 1916 220,4

Источник: Данилов Н. А. Влияние великой мировой войны на экономическое положение России. Петроград, 1922. С. 66.

В военный период резко врастут прибыли предприятий, задействованных в производстве вооружений.

Наиболее сложным вопросом является расчет соотношения военной и «мирной» промышленности в военный период, что объясняется тем, что большая часть промышленности оказывается в той или иной степени вовлечена в военное производство. Очень часто работа небольших предприятий, выполнявших субподрядные операции для крупных заводов, учитывалась только в бухгалтерии последних. Соответственно определить точные цифры представляется затруднительным. Но по анкетным опросам Особого совещания в конце 1916 75 % рабочих были заняты работой на оборону. В наибольшей степени работой на оборону были заняты машиностроение, электротехническая промышленность, металлургия, пищевая, текстильная, химическая отрасли. В итоге 2/3 всей произведенной продукции в стране шло на войну и лишь 1/3 на мирный рынок.

Большинство предприятий, привлекаемых к производству вооружений после 1915, не могли выполнять требования по качеству и точности, которые предъявлялись к продукции для армии, прежде всего винтовок, орудий, снарядов и т. д. Проблема качества так и не была разрешена. В 1916 среди причин задержек сдачи корпусов и стаканов снарядов были названы следующие: большая точность и новизна работы, требующая серьезного переоборудования заводов и мастерских и наладки станков; недостаток опытных рабочих рук; повышенные требования при приеме снарядов приемщиками; срывы сроков доставки сырья из-за проблем с транспортом. На некоторых операциях по изготовлению снарядов отдельные заводы давали до 35–40 % брака.

Объемы валовой продукции и чистой прибыли крупных промышленных предприятий (перепись 1918)

  Валовая продукция
(в тыс. бумажных руб.)
Абсолютная прибыль Процент от валовой
продукции
Металлообрабатывающая промышленность (20 предприятий)
1913 6800,2 501,2 7,37
1914 7284,8 519,3 7,13
1915 9070,2 1266,4 13,96
1916 10662,7 2110,1 19,78
1917 12811 1364,9 10,65
Производство машин, инструментов, аппаратов (26 предприятий)
1913 39045,4 3562,8 9,15
1914 41508,5 6414,2 15,47
1915 69908,8 9955,6 14,24
1916 114631,8 17131,8 14,94
1917 121332,1 5081,6 4,18
Химическая промышленность (25 предприятий)
1913 26345 2626,6 9,97
1914 28492,9 3303,7 11,60
1915 41503,2 6803,5 16,40
1916 64655,7 11651,6 18,04
1917 75487,6 6572 8,71
Пищевая промышленность
1913 79531,7 8735,9 10,98
1914 86810,3 10930 12,59
1915 129773,6 29284,2 22,56
1916 160833 35407,1 22,01
1917 210973 34132,3 16,17

Даже Сормовский завод не справился, к примеру, со сталью для винтовочных стволов, а Путиловский завод так и не приступил к производству легких пушек системы Шнайдера образца 1913, потому что не мог освоить производство специальных сортов стали.

Лучше всего частная промышленность справлялась с производством снарядов легких и средних калибров, удовлетворить же потребности армии в снарядах крупных калибров для артиллерии так и не удалось: на 11 крупнейших частных заводов было произведено 49 % 76-мм снарядов, на 17 второстепенных 9,6 %.

Серьезной проблемой стала и политика ценообразования. Зачастую разница в ценах между казенными и частными заводами при выполнении заказов на одни и те же предметы вооружения и снаряжения достигала 100 %, что объяснялось несколькими факторами. В цену частных заводов, помимо стоимости изделия, закладывались стоимость переоборудования завода; авансирование сырья, за которое вследствие дефицита приходилось переплачивать; риски, связанные с возможным прекращением военных действий и военных заказов, а значит возможный простой оборудования (т. е. в цену могли закладывать и демобилизацию производственных мощностей), и прибыль.

Затруднения в мобилизации гражданской промышленности вызывались следующими неразрешимыми проблемами. 1. Отсутствие плана мобилизации, практически речь шла о ликвидации конкретных проблем в обеспечении армии, соответственно привлечение заводов к оборонным заказам происходило по мере поступления заказов. 2. Отсутствие планов приводило к тому, что вопрос о немедленном выпуске продукции решался вместе с вопросом переоборудования производства, в результате первоначальные поставки начинались значительно позже запланированных сроков, только после окончания переоборудования. 3. Отсутствие у специалистов и рабочих гражданских заводов навыков точной работы по производству вооружений. 4. Износ оборудования, затруднительность его обновления.

Первым вызовом войны в области производства стало обеспечение армии снарядами. Работа, созданной 1.1.1915, Особой распорядительной комиссии по артиллерийской части под председательством великого князя Сергея Михайловича закончилась неудачей. Наделенная лишь распределительными и посредническими функциями, вынужденная работать в рамках обычного законодательства она смогла лишь незначительно улучшить ситуацию с выдачей заказов и распределением сырья и топлива, но не кардинально изменить картину. Следует также учитывать, что перед ней не ставилась задача увеличения промышленных мощностей.

Более успешной оказалась работа Организации генерал-майора С. Н. Ванкова по производству снарядов (см. Ванкова организация), потому что ее руководитель обладал несомненными организаторскими способностями, имел огромную административную власть, что позволяло ему договариваться непосредственно с производителями и поставщиками сырья, вербовать необходимую рабочую силу. В целом работа данной организации продемонстрировала возможности мобилизационной экономики по быстрому вовлечению в дело производственных мощностей, но вместе с тем и ее зависимость от инициативности и способностей отдельных личностей. Работа в чрезвычайных обстоятельствах требовала от людей неординарного подхода к решению поставленных задач. Следует также учитывать и то, что деятельность С. Н. Ванкова слабо была связана с работой других органов, занимавшихся мобилизацией; практически, учитывая узость рынка рабочей силы и сырья, можно говорить о конкуренции между различными организаторами производства.

В войну существенно вырос спрос на артиллерию. В связи с высокой сложностью изготовления артиллерийских оружий к их производству не были привлечены дополнительные заводы, не строились и новые, т. к. не было возможности наладить производство в кратчайшие сроки. Т. о., если не учитывать зарубежные заказы, то основная нагрузка легла на заводы, уже работавшие в этой сфере. Петроградский орудийный завод, единственный находившийся в распоряжении ГАУ, представлял собой крупную мастерскую и не мог играть существенной роли. Обуховский завод занимался производством артиллерии крупных калибров и смог начать выпуск легких орудий лишь в 1915. Пермский пушечный завод даже к середине войны не мог закончить техническое перевооружение. Частный Царицынский завод начал давать продукцию лишь в 1916. В итоге основная тяжесть по снабжению армии орудиями легла на Путиловский завод. Несмотря на все трудности существующим заводам удалось удовлетворить в 1916 потребности армии в легкой артиллерии. В отношении же тяжелой и осадной артиллерии этого достигнуть не удалось.

В период 1-й мировой войны в России начинается практически с нуля создаваться авиационная промышленность. Казенные заводы не работали в области авиастроения, а существовавшие до войны частные предприятия, представляли собой небольшие мастерские, организованные энтузиастами. Относительно крупными авиационными заводами были лишь «Дукс» и Русско-Балтийский вагонный завод, производившие самолеты в небольшом количестве, а моторным заводом – «Гном и Рон», собиравший 5–7 моторов в месяц из импортных частей. В результате активных капиталовложений удалось наладить производство аэропланов и моторов на целом ряде частных заводов. В итоге отечественная промышленность на 1.11.1916 поставила армии 2050 аэропланов и 920 моторов, но этого было мало для удовлетворения потребностей армии. Не способны были выправить ситуацию и зарубежные поставки. Но все-таки можно говорить о бурном развитии авиастроительной промышленности по сравнению с довоенным периодом. Ее сдерживали следующие факторы: недостаток подготовленных технических кадров, слабое развитие смежных отраслей, например, автомобилестроения.

Серьезные затруднения Россия испытывала с изготовлением взрывчатых веществ, что было связано с уровнем развития химической отрасли, до войны около 50 % химических изделий ввозилось из-за границы. Многие предприятия по выработке серной кислоты, ориентированные на обработку серного колчедана, ввозимого из-за рубежа, располагались в приграничных районах. Эвакуация этих районов существенно снизила потенциал и без того небольшой российской химической отрасли. Практически для удовлетворения потребностей фронта требовалось организовать целую отрасль по производству сырья (прежде всего серной кислоты) и конечного продукта. Решение проблемы строительства химических заводов существенно осложнялось тем, что до войны в эту отрасль инвестировали в основном германские концерны. Для решения этой проблемы по инициативе ГАУ начинается строительство заводов на Урале (вблизи от залежей серного колчедана) стоимостью 32 млн руб.

Серьезной проблемой было отсутствие селитры, но до конца войны так и не удалось наладить ее производство, спрос покрывался ввозом этого продукта из Чили. Для расширения производства взрывчатых веществ требовалось и увеличение выработки бензола. Для этого к первой половине 1916 было построено достаточное количество коксовых печей с рекуперацией бензола и толуола. Последнее оказалось, наверное, самым успешным начинанием в силу того, что бензольное производство имеет большие перспективы в мирное время, поэтому промышленники не тревожились по поводу их дальнейшей загрузки после окончания войны. Подобный фактор, несомненно, сдерживал развитие других отраслей и заставлял владельцев требовать авансов, перекрывающих возможные убытки в случае быстрого окончания войны.

Лит.: Букшпан Я. М. Военно-хозяйственная политика. Формы и органы регулирования народного хозяйства за время мировой войны. 1914–1918 гг. М.; Л., 1929; Маевский И. В. Экономика русской промышленности в условиях первой мировой войны. М., 1957; Сидоров А. Л. Экономическое положение России в годы Первой мировой войны. М., 1973; Бескровный Л. Г. Армия и флот России в начале ХХ в. Очерки военно-экономического потенциала. М., 1986; Кафенгауз Л. Б. Эволюция промышленного производства России (последняя треть XIX в. – 30 годы XX в.). Л., 1994; Кюнг П. А. Мобилизация экономики и частный бизнес в России в годы первой мировой войны. М., 2012.

Кюнг, П.А. Оборонная промышленность России в период 1-й мировой войны 1914–18 [Текст] / Россия в Первой мировой войне. 1914–1918: Энциклопедия: В 3 тт. / отв. редактор А. К. Сорокин. – М. : Политическая энциклопедия, 2014 — Т. 2 — С. 540-544.