Волконский Владимир Михайлович

ВОЛКОНСКИЙ Владимир Михайлович (17.9.1868 – 24.3.1953, Ницца, Франция), князь; политический и государственный деятель; действительный статский советник (с 1912). Из древнего княжеского рода. Окончил Тверское юнкерское кавалерийское училище; корнет лейб-гвардии Драгунского полка (с 1891). В 1892 вышел в отставку. Служил по Министерству внутренних дел, состоял в распоряжении тамбовского губернатора. С 1894 гласный Шацкого уездного и Тамбовского губернского земств. В 1897–1915 шацкий уездный предводитель дворянства. С 1905 член «Союза русского народа». В 1906–10 член Постоянного совета Объединенного дворянства. Член Государственной думы 3-го (1907–12) и 4-го (1912–17) созывов. В 3-й Государственной думе В. был членом фракции умеренно-правых, а с 1909 – национальной фракции правых (впоследствии русской национальной фракции). В 1907–13 старший товарищ (заместитель) председателя Государственной думы. Считался одним из лучших председательствующих нижней палаты. В 4-й Думе не состоял ни в одной из фракций. В 1914 В. Представлял Государственную думу в Верховном совете по призрению семей лиц, призванных на войну, а также семей раненых и павших воинов. Активно участвовал в работе депутатов Думы, направленной на обеспечение воюющей российской армии всем необходимым. В частности, благодаря усилиям В. был оборудован лазарет на Юго-Западном фронте, который находился под покровительством Государственной думы. 2.7.1915–3.1.1917 В. – товарищ (заместитель) министра внутренних дел. В январе 1917 он вышел в отставку из-за разногласий с министром внутренних дел А. Д. Протопоповым. С осени 1918 член Особого комитета по делам русских в Финляндии. С января 1919 заместитель председателя Особого комитета для организации гражданской части при военном командовании Северо-Запада России (при генерале Н. Н. Юдениче). Эмигрировал в Германию. Активно участвовал в работе Монархического союза в Берлине. В 1921 участвовал в работе съезда монархистов в Рейхенгалле. Переехал во Франции, жил в Париже и Ницце. С 1924 член правления Общества монархистов-легитимистов. С 1927 член Совета Братства Св. Анастасии Узорешительницы.

Назначение на должность товарища министра внутренних дел В. воспринял как первый шаг к приглашению общественных деятелей к тесному сотрудничеству с высшими бюрократическими учреждениями. Это кадровое решение схожим образом оценили и в самой нижней палате. В Государственной думе устроили прощальное чествование В. Согласно воспоминаниям Я. В. Глинки, «князь кокетничал, когда поздравляли, охал, говорил, что он надеялся, что чаша сия его минует, а теперь ему остается приглашать всех на свою панихиду… Его же софракционер (Басаков) на следующий день… взявши себя за голову, сказал: “Что мы наделали, ведь этим мы связали его с собою, мы показали, что он наш ставленник. Это ужас, можно ли было делатьэто”».

Круг вопросов, который был поручен ведению В. как товарищу министра, на первых порах соответствовал прежнему роду его деятельности в Государственной думе. Так, через несколько дней после назначения он должен был дать заключение по законопроекту о расширении права интерпелляций депутатов Государственной думы. При рассмотрении этого вопроса В. консультировался с членами нижней палаты. В., представляя Министерство внутренних дел, регулярно вел переговоры с думским президиумом и фракциями, посещал заседания комиссий и общие собрания Государственной думы. В. был безусловным сторонником сближения правительства и верховной власти с большинством нижней палаты.

За время работы на посту товарища министра внутренних дел у В. сложилось представление о характере деятельности Совета министров в период 1-й мировой войны 1914–18, о недостатках высшей бюрократии этого периода. В ходе допросов Чрезвычайной следственной комиссии после Февральской революции 1917 он отмечал наличие двух враждебных группировок в правительстве. Одна из этих группировок (П. Н. Игнатьев, А. В. Кривошеин, Н. Н. Покровский) настаивала на необходимости компромисса с представителями общественности (прежде всего, с Государственной думой), другая (И. Л. Горемыкин, В. А. Сухомлинов и др.) была склонна защищать существовавшее положение вещей. При этом В.ставил под сомнение влияние «камарильи» на принятие политических решений. Сам В. Не сталкивался с Г. Е. Распутиным и М. М. Андрониковым. Также В. оспаривал точку зрения, что в правительстве доминировали принципиальные противники «представительного строя». По его мнению, очень часто министры просто не представляли, что такое Государственная дума и как с ней можно было сотрудничать (в частности, это относилось к Н. А. Маклакову и И. Л. Горемыкину). В силу этого их бестактность являлась скорее следствием малой информированности, чем недоброжелательства.

В. очень критично отзывался о министрах внутренних дел, под началом которых он служил. В беседе с А. Н. Наумовым он называл А. Н. Хвостова «типичнейшим хлестаковым». Я. В. Глинка вспоминал: «Когда ушел Хвостов А. Н., он [В.] мне сказал: “Какая это была грязь – вы не поверите, как я счастлив, что назначили Штюрмера – прекрасный человек, и как приятно с ним служить». Впоследствии, весной 1917, В.утверждал, что и назначение Б. В. Штюрмера председателем Совета министров и министром внутренних дел привело его в ужас, т. к. новый премьер-министр и глава ведомства казался абсолютно не подходящим при сложившихся обстоятельствах, когда Министерство внутренних дел нужно было буквально спасать после череды неудачных кадровых решений. В. отмечал: «Щербатов совершенно ведомства не знал, к администрации готов не был, пробыл всего-навсего два месяца и ушел, не успев ничего сделать, даже познакомиться не успел. Затем был А. Н. Хвостов, который, я не знаю, что он делал» (Падение царского режима: Стенографические отчеты... М.; Л., 1926. Т. 6. С. 138–139). Похоронен на кладбище Кокад в Ницце.

Награды: ордена Св. Станислава 2-й степени (1901), Св. Анны 2-й степени (1905), Св. Владимира 4-й степени (1906).

Источники: Падение царского режима: Стенографические отчеты допросов и показаний, данных в 1917 г. Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства / Под ред. П. Е.Щеголева: В 7 тт. М.; Л., 1925–27. М.; Л., 1926. Т. 6; Наумов А. Н. Из уцелевших воспоминаний, 1868–1917. NewYork, 1955. Кн. 2. С.351; Глинка Я. В. Одиннадцать лет в Государственной думе: Дневник и воспоминания. М., 2001. С. 139,169.

Лит.: Государственная дума Российской империи. 1906–1917: Энциклопедия. М., 2006.

Соловьев, К.А. Волконский Владимир Михайлович [Текст] / Россия в Первой мировой войне. 1914–1918: Энциклопедия: В 3 тт. / отв. редактор А. К. Сорокин. – М. : Политическая энциклопедия, 2014 — Т. 1 — С. 410.