История Георгиевских наград

Орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия, Георгиевское оружие, Георгиевский крест, Георгиевская медаль

История георгиевских наград в России началась 26 ноября 1769 года, когда императрицей Екатериной II был учрежден особый орден для награждения генералов, адмиралов и офицеров за совершенные ими лично военные подвиги. Орден был назван в честь святого великомученика Георгия, который считается небесным покровителем воинов. Орден предназначался для награждения исключительно за боевые заслуги, как было указано в статуте:

«Ни высокая порода, ни полученные пред неприятелем раны не дают быть пожалованным сим орденом, но дается оный тем, кои не только должность свою исправляли во всем по присяге, чести и долгу своему, но сверх того отличили еще себя особливым каким мужественнымпоступком, или подали мудрые и для Нашей воинской службы полезные советы»

Позднее были разработаны конкретные условия, при которых выдавалась эта награда. Орден мог получить, например, тот, кто

«лично, предводительствуя войском, одержит над неприятелем, в значительных силах состоящим, полную победу, последствием которой будет совершенное его уничтожение»,

или

«лично предводительствуя войском, возьмет крепость».

Эта награда могла быть выдана также за взятие неприятельского знамени, захват в плен главнокомандующего или корпусного командира неприятельского войска и другие выдающиеся подвиги. В статуте ордена было также сказано:

«Сей орден никогда не снимать, ибо заслугами оный приобретается»

Также его было предусмотрено вручать за исправную выслугу не менее 25 лет в офицерских чинах.

Орден Святого Георгия имел четыре степени, причем первый раз награждаемый должен был представляться к низшей, 4-й степени, в следующий раз — к более высокой — 3-й, далее 2-й и, наконец, совершивший четвертый выдающийся подвиг мог быть представлен к награждению орденом Святого Георгия 1-й степени.

4-я степень ордена представляла собой золотой крест с расширяющимися от центра лучами, покрытыми белой эмалью.

В центральном круглом медальоне знака (креста) ордена на розовом (с 30-х годов XIX века — красном) фоне помещалось изображение Св. Георгия на коне, поражающего копьем змия.

3-я степень ордена Святого Георгия представляла собой такой же крест, но носившийся не в петлице, а на ленте на шее.

Еще более высокая награда, орден Святого Георгия 2-й степени, включила в себя уже два основных компонента, не считая ленты: на шее носился такой же крест, но большего, чем третья степень, размера, а на груди помещалась четырехугольная золотая звезда ордена Святого Георгия с девизом «За службу и храбрость».

Наконец, высшая, 1-я степень, ордена представляла собой тот же большой крест, носившийся уже на широкой ленте «Георгиевских» цветов через правое плечо, и звезду на груди.

Георгиевская лента всех степеней ордена имела чередующиеся три черные и две желтые (оранжевые) продольные полосы.

Первым кавалером ордена, не считая Екатерины II, которая наградила им сама себя в день учреждения награды, стал в декабре 1769 года подполковник Ф.И.Фабрициан, который был удостоен сразу 3-й степени, минуя низшую. Первым кавалером 4-й степени стал в феврале 1770 года премьер-майор Рейнгольд Людвиг фон Паткуль.

За военные заслуги во время Отечественной войны 1812 года из российских подданных 1-ю степень ордена Святого Георгия получили 3 человека, 2-ю — 24, 3-ю — 123 и 4-ю — 491 человек. Кроме того, четверо иностранных военачальников войск союзников (Великобритании, Швеции, Австрии, Пруссии) в войне с французами были награждены высшей степенью ордена.

В 1812 году орден Святого Георгия 1-й степени получил Михаил Илларионович Кутузов, став таким образом первым полным кавалером этой награды, то есть отмеченным всеми четырьмя степенями ордена. В следующем, 1813 году за поражение французов при Кульме 18 августа был награжден орденом Георгия 1-й степени генерал от инфантерии М.Б.Барклай-де-Толли, также имевший до этого три предыдущие степени награды. Третьим и последним русским полководцем, удостоенным высшей степени ордена Святого Георгия во время войны с Наполеоном, стал генерал от кавалерии Л.Л.Беннигсен за успешные действия против французов в 1814 году.

Офицеры очень дорожили славной боевой наградой. Денис Давыдов, сам Георгиевский кавалер, рассказывал в своих воспоминаниях еще об одном герое, генерал-майоре Я.П.Кульневе, награжденном Георгием 3-й степени еще в 1809 году в войну со шведами:

«1812 г. 20 июля, в сражении под Клястицами ядро оторвало ему обе ноги, он упал и, сорвав с шеи своей крест св. Георгия, бросил окружающим его, сказав им: «Возьмите! Пусть неприятель, когда найдет труп мой, примет его за труп простого, рядового солдата и не тщеславится убитием русского генерала».

В то время было не принято награждать павших на поле сражения посмертно. Один из достойнейших генералов Отечественной войны Д.П. Неверовский, участвовавший во многих сражениях во время заграничного похода, 6 октября 1813 года при Лейпциге был тяжело ранен и за это сражение представлен к награждению Георгием 3-й степени. Рана оказалась смертельной, и фамилии генерал-лейтенанта Д.П. Неверовского не осталось даже в списках награжденных.

В Отечественную войну поощрялись военными наградами не только офицеры. Была своя награда и у простых солдат. Еще при императоре Павле I с 1798 года начались индивидуальные поощрения за боевые отличия нижних чинов, тогда вручались знаки отличия ордена Св. Анны. Но это было скорее исключение, чем правило, так как они изначально предназначались специально для вознаграждения рядовых и унтер-офицеров за 20 летнюю беспорочную службу. Но обстоятельства требовали поощрений и нижних чинов за отвагу в боях, и таких исключений за первые десять лет существования ордена Святой Анны набралось несколько тысяч.

В январе 1807 года Александру I была представлена записка, в которой доказывалась необходимость учреждения особой награды для нижних чинов. При этом автор записки ссылался на опыт Семилетней войны и военных кампаний Екатерины II, когда солдатам раздавались медали, где фиксировалось место сражения, в котором они участвовали, что, безусловно, повышало солдатский боевой дух. Автор записки предлагал сделать эту меру более эффективной, раздавая знаки отличия « с некоторою разборчивостью», то есть, с учетом реальных личных заслуг.

13 февраля 1807 года вышел Высочайший манифест, учредивший Знак отличия Военного ордена, который впоследствии и станет называться Георгиевским крестом. В манифесте оговаривался внешний вид награды — серебряный крест с изображением Георгия Победоносца в центре на черно-оранжевой (цвета «дыма и пламени») ленте. Правила награждения Георгиевским крестом были схожи со статутом ордена Св. Георгия — за взятие вражеских знамен, пушек, пленение неприятельского офицера, вступление первым на валы и стены укреплений противника и т.д. Были в манифесте оговорены и другие нюансы новой награды, в частности, льготы и материальные поощрения (треть воинского оклада за каждое награждение), предоставляемые кавалерам, а также то, что количество подобных знаков ничем не ограничено. В дальнейшем к льготам награжденным добавили освобождение от всех телесных наказаний. Награды раздавались новым кавалерам командирами в торжественной обстановке перед фронтом воинской части, на флоте — на шканцах под флагом.

Из статута ордена:

«Георгиевский Крест, как по сухопутному ведомству, так и по флоту, возлагается на нижних чинов в присутствии главных военачальников, самими ими, а в небытность их — старшими по них начальниками, по возможности, следующим образом:

1) все те войска, в которые назначаются Георгиевские Кресты, выводятся в строй, причем артиллерия без орудий;

2) в виду сих войск совершается Господу Богу молебствие с водоосвящением, по окончании коего знамена и штандарты означенных войск, равно как и Георгиевские Кресты, для награждения нижних чинов от главного военачальника доставленные, окропляются святою водою;

3) по приказанию старшего начальника читается приказ по корпусу об удостоенных, с подробным описанием подвигов, причем войска держат «на караул»;

4) после сего нижние чины, удостоенные награждения сими Крестами, вызываются к знаменам и штандартам своих полков и команд и под оными знаки на них возлагаются; а по артиллерии таковые нижние чины вызываются перед фронт своих батарей, где и возлагаются на них Кресты;

5) во флоте, по совершении на каждом судне, на шканцах, вышеозначенного обряда, знаки возлагаются под кормовым флагом;

6) при возложении на нижних чинов Георгиевских Крестов войска, в строю находящиеся, отдают честь с музыкою и походом»

Знак отличия Военного ордена, кроме официального, имел и другие наименования: Георгиевский крест 5-й степени, солдатский Георгиевский крест, солдатский Георгий («Егорий»).

Первым получил солдатского «Георгия» унтер-офицер Кавалергардского полка Егор Иванович Митрохин за отличие в бою с французами под Фридландом 2 июня 1807 года. Всего же к началу 1812 год был выдан 12 871 знак. Также солдатским «Георгием» была награждена знаменитая «кавалерист-девица» Надежда Дурова, начавшая службу простым уланом: в сражении под Гутштадтом в мае 1807 года она спасла от неминуемой гибели офицера и получила единственную в то время боевую награду для нижних чинов.

Поначалу, когда число награжденных было сравнительно небольшим, знаки отличия были без номеров, но с увеличением числа представленных к награде и составлением списков кавалеров, появилась необходимость их нумерации. Согласно официальным данным, награды без номера до октября 1808 года получили 9 000 нижних чинов. После этого на Монетном дворе начали выпускать знаки с номерами. Под этим номером получивший награду вносился в так называемый «вечный список Георгиевских кавалеров». В ходе военных кампаний, имевших место до похода Наполеона на Россию, они вручались более 13 000 раз. Во время Отечественной войны и Заграничных походов русской армии (1812–1814 годов) число награжденных существенно возросло. Количество пожалований за эти годы приблизилось к 25 000.

В 1833 году, в царствование императора Николая I, был принят новый статут ордена Святого Георгия. Он включал в себя ряд нововведений, некоторые из которых касались и награждения крестами нижних чинов. К примеру, все полномочия в пожаловании  награды отныне стали прерогативой Главнокомандующих армиями и командиров отдельных корпусов. Это сыграло положительную роль, поскольку значительно облегчало процесс пожалований, избавленный таким образом от многих бюрократических проволочек. Еще одно новшество заключалось в том, что все солдаты и унтер-офицеры, после третьего награждения получившие максимальную прибавку к жалованию, получали право носить крест с бантом из Георгиевской ленты, что стало в определенном смысле предвестием будущего разделения награды на степени.

В 1844 году были внесены изменения во внешний вид крестов вручаемых мусульманам, а в последствие и всем не христианам. В знак уважения их религиозных чувств, на обеих сторонах центрального медальона награды помещали государственного орла. Нумерация этих крестов шла отдельно.

За Крымскую войну 1853–1855 гг. было выдано 24 150 солдатских «Георгиев». Эта кампания оказалась последней, в которую выдавались бесстепенные кресты. В марте 1856 года Знак отличия Военного ордена был поделен на 4 степени. 1-я и 2-я степени изготовлялись из золота, а 3-я и 4-я – из серебра. Награждение степенями должно было осуществляться последовательно, при этом для каждой степени вводилась своя собственная нумерация. К 1 и 3 степеням для визуального отличия присоединялся бант из Георгиевской ленты.

После многочисленных пожалований за Турецкую войну 1877–78 годов, штемпеля, используемые на Монетном дворе для чеканки крестов, были обновлены, при этом медальером А.А. Грилихесом были внесены некоторые изменения, и награды уже окончательно приобрели тот вид который сохранился до 1917 года. Изображение фигуры Святого Георгия в медальоне стало более выразительным, динамичным.

Солдатская награда могла быть выдана персонально нижнему чину, особо отличившемуся в сражении, или на все подразделение, проявившее героизм, могло быть назначено определенное число знаков, которое распределялось уже внутри воинской части среди самых храбрых. Во втором случае на роту или эскадрон назначалось от 2 до 5 Знаков отличия, на батарею – от 4 до 10, на корабль во флоте – от 2 до 60.

Любопытный рассказ о том, как присуждались Георгиевские кресты в Кавказской казачьей бригаде, сохранился в записках участника войны 1877-78 годов В.В.Воейкова:

«… было прислано на сотню по четыре креста. Сотенные командиры собрали сотни и объявили им, чтобы они сами выбрали достойных. По голосам выбрали достойных больше, чем крестов. Тогда выбранных поставили в ряд, а сотня пошла справа по одному сзади их, и каждый бросил свою папаху тому, которого находил достойным. Это была, так сказать, закрытая баллотировка. Потом сочли у каждого папахи, и у кого оказалось больше, тем и выдали кресты. Казаки качали счастливых товарищей и долго не могли угомониться»

В XIX веке Георгиевские кресты выдавались очень скупо, как правило, лишь за выдающиеся подвиги. Например, за всю кампанию 187778 годов один из самых известных и боевых полков русской армии, лейб-гвардии Волынский, заслужил в общей сложности 313 «Егориев» 4-й степени, 23 – 3-й и 7 – 2-й. Всего шесть раз присылались награды в полк: первый раз – 17 крестов за бой 12 октября 1877 года в районе небольшой горки, получившей название «Волынская»; в том же октябре – еще 9 крестов за новые отличия в этом районе; в связи с падением Плевны 28 ноября на полк было назначено еще 48 крестов. Самое большое число наград (212) было выдано за сражение 19 декабря при занятии так называемых Ташкисентских высот – самое славное дело полка в турецкую войну, а также за взятие Филиппополя 3 января и бой при Карадаге 5 января. За взятие деревни Мечка 25 декабря среди нижних чинов волынцев было распределено 24 креста – все 4-й степени. Позднее были присланы дополнительные награды за переход через Балканы и «дела» 19, 25 декабря 1877 года и 3, 5 января 1878 года всего 25 новых крестов, но среди них уже 20 наград 3-й степени и 5 – 2-й для солдат, заслуживших крест во второй и третий раз. Были еще небольшие добавления к общему числу Георгиевских крестов, но 1-ю степень так никто и не получил.

За всю русско-турецкую войну Знак отличия Военного ордена 1-й степени заслужили лишь 60 человек. В числе немногих гражданских лиц, награжденных в эту кампанию солдатским «Георгием», был Василий Иванович Немирович-Данченко, старший брат выдающегося отечественного режиссера Владимира Ивановича Немировича-Данченко. Известный к тому времени писатель, Василий Иванович приехал военным корреспондентом на Дунайский театр и скоро был признан лучшим публицистом, пишущим о событиях 1877–78 годов. Но, кроме литературного таланта, эта война позволила Немировичу-Данченко проявить и незаурядное личное мужество под огнем врага, за что он был награжден Знаком Отличия Военного ордена 4-й степени. Между прочим, позднее, уже в русско-японскую войну, Василий Иванович, оставаясь корреспондентом, за конкретный подвиг, связанный с обороной Порт-Артура, получил офицерский боевой орден Станислава 2-й степени с мечами.

10 августа 1913 года император Николай II утвердил новый статут комплекса наград, которые официально стали называться Георгиевскими. Золотое оружие причислялось к ордену Святого Георгия как одно из его отличий с официальным названием: Георгиевское оружие и Георгиевское оружие, украшенное бриллиантами.

Еще указом от 28 сентября 1807 года офицеры и генералы, награжденные золотым оружием «За храбрость», были причислены к статусу кавалера ордена Святого Георгия. С 1855 года к Золотому оружию полагался темляк Георгиевских цветов. В 1869 году награжденные Золотым оружием получили общественный статус Георгиевского кавалера, но само оружие считалось отдельной самостоятельной наградой. 

С 1878 года генерал, награжденный Золотым оружием с алмазами, за свой счет должен был изготовить простое Золотое оружие с Георгиевским темляком для ношения в строю вне парадов, на эфесе оружия крепился крест ордена Святого Георгия. К Золотому оружию «За храбрость» крест ордена не полагался, только темляк.

Отныне маленький эмалевый крест ордена Святого Георгия стал помещаться на эфесе всех видов этого оружия. Из статута:

«Состоящие в военных чинах могут быть награждены Георгиевским оружием. Под Георгиевским оружием разумеются: шпаги, сабли, палаши, шашки и кортики существующих образцов с эфесами, сплошь позолоченными, с лавровыми украшениями на кольцах и наконечниках ножен. На эфесе имеется надпись: «За храбрость» и помещен крест ордена святого Георгия уменьшенного размера из финифти, а темляк к оружию — из Георгиевской ленты. Жалуется оно генералам, штаб- и обер-офицерам за выдающиеся воинские подвиги, требующие несомненного самопожертвования»

Георгиевское оружие, украшенное бриллиантами, жаловалось только генералам и адмиралам.

Тогда же была учреждена Георгиевская медаль, вместо медали «За храбрость», появившейся в 1878 году. Медаль вручалась нижним чинам за проявленное в военное или мирное время мужество и храбрость. В отличие от Георгиевского креста, медаль могла выдаваться и гражданским лицам, которые совершили подвиги в бою против неприятеля, точно предусмотренные статутом Георгиевского креста. Медаль имела четыре степени, носилась на таких же колодках с Георгиевской ленточкой, что и Георгиевский крест. Степени медали отличались так же, как степени Георгиевского креста: две старшие степени из золота, две младшие – из серебра; 1-я и 3-я степени были с бантом. Носились Георгиевские медали на груди правее остальных медалей и левее Георгиевских крестов и нагрудных знаков орденов.

После введения нового статута Знак отличия Военного ордена для награждения нижних чинов стал официально называться Георгиевским крестом. Для каждой степени этой награды вводилась новая нумерация. Также упразднялась особая награда для иноверцев, им стал вручаться знак обычного образца.

Кроме того, был дополнен перечень подвигов, подпадающих под награду, вплоть до исправления телефонного сообщения под «сильным огнем противника» и самоотверженного тушения пожара «вблизи местонахождения взрывчатых веществ». Георгиевский крест полагался также тому, «кто, проявив необыкновенное хладнокровие и распорядительность, прекратит в обозе панику». Получение раны или контузии не обуславливало «непременной возможности удостаивания Георгиевским крестом, если таковое ранение не было соединено с подвигом».

Первые Георгиевские кресты после издания нового статута в небольших количествах были изготовлены уже к апрелю 1914, так как еще в октябре 1913 года Монетный двор получил заказ на их изготовление для награждения пограничников или участников военных экспедиций. Новшеством стала чеканка значка «№» перед цифрами. По этому значку легко определяются кресты, относящиеся ко времени после 1913 года.

В июле 1914 года в связи с начавшейся войной на Монетном дворе началась чеканка большого числа Георгиевских крестов. Для ускорения производства даже использовались награды оставшиеся не врученными с японской войны, с частичным нанесением новых номеров. В течение 1914 года в войска было отправлено более полутора тысяч крестов 1-й степени, около 3 200 штук 2-й степени, 26 тысяч 3-й степени и почти 170 тысяч 4-й степени.

На Монетном дворе в связи с новым заказом отменили исполнение всех других казенных и частных заказов, увеличили продолжительность рабочего дня на 4 часа и добавили 30 новых работников. До 1 января 1917 года на Петроградском монетном дворе было изготовлено Георгиевских крестов 1-й степени 32 510 штук (с нумерацией от 1 до 32 480), 2-й степени – 65 015 (с нумерацией от 1 до 65 030), 3-й степени – 286 050 (с нумерацией от 1 до 289 150) и 4-й степени – 1 190 150 (с нумерацией от 1 до 1 210  150). Несовпадение количества крестов и номеров на них объясняется тем, что часть их чеканилась без номеров (что дает превышение числа знаков по отношению к общей нумерации) и, кроме того, некоторые номера на Георгиевских крестах пропускались при чеканке, а под этими номерами выдавались кресты из старых запасов.

20 сентября 1914 года император Николай II лично вручил Георгиевский крест 4-й степени №1 в Царском Селе рядовому 41-го пехотного Селенгинского полка Петру Черному-Ковальчуку, захватившему в бою знамя австрийского гренадерского полка. Крестом той же степени с порядковым №2 император наградил унтер-офицера того же полка Алексеева. Георгиевский крест 3-й степени №1 получил вахмистр-подпрапорщик лейб-гвардии Конного полка Ананий Рушпица, крест 2-й степени №1 достался вахмистру-подпрапорщику лейб-гвардии Гусарского полка Егору Шестакову.

Крестом высшей степени с номером 1 был награжден фельдфебель-подпрапорщик 1-го пехотного Невского полка Никифор Климович Удалых. В середине августа 1914 года после неудачных боев в Восточной Пруссии полк отступил, а полковое знамя Никифор Удалых вынужден был зарыть при отходе. Через некоторое время Удалых вместе с поручиком того же полка Александром Ипатьевым отправились на занятую противником территорию, нашли знамя и доставили его к своим. При этом оба героя были обстреляны немцами и Игнатьев получил ранение. За этот подвиг Никифор Удалых был представлен сразу к Георгиевскому кресту 1-й степени, а поручик Александр Игнатьев стал кавалером 4-й степени ордена Святого Георгия.

Единственный иностранец, награжденный всеми четырьмя степенями Георгиевского креста — французский летчик Альфонс Пуарэ — воевал в Первую мировую войну на русском фронте. В воздушных боях он заслужил офицерский чин, ордена Святого Станислава 2 степени с мечами, Владимира 4 степени с мечами и бантом, Георгиевское оружие.

Женщины также удостаивались солдатской награды. Сестра милосердия Кира Башкирова заслужила в бою Георгиевский крест 4-й степени, а другая сестра, Антонина Пальшина — два креста, 4-й и 3-й степеней, и две Георгиевские медали. В ноябре 1914 года, еще в начале войны, по 3-му Кавказскому армейскому корпусу был отдан приказ командира:

«Мною 6-го сего ноября за заслуги награжден охотник (так в те годы называли добровольцев) 205-го пехотного Шемахинского полка Анатолий Красильников Георгиевским крестом 4-й степени за №16602, который на перевязочном пункте оказался девицей Анной Александровной Красильниковой, послушницей Казанского монастыря. Узнав, что братья ее, рабочие Артиллерийского завода, взяты на войну, решила одеться во все солдатское и стать в ряды вышеупомянутого полка... Исполняя обязанности санитара, а также участвуя в боях, она, Красильникова, оказала боевые заслуги и проявила редкую храбрость, воодушевляя роту с коей пришлось ей работать»

Кроме награждения Георгиевским крестом, Анна Красильникова была произведена в прапорщики и после выздоровления вернулась в свой полк. Похожий подвиг совершила и Елена Константиновна Цебржинская, фельдшер-доброволец 186-го пехотного Асландузского полка.

Даже дети, убежавшие на фронт из родительского дома, отличившись в сражениях, становились Георгиевскими кавалерами. Так, 10-летний доброволец пулеметной команды 131-го пехотного Тираспольского почка Степа Кравченко был дважды ранен, за спасение в бою пулемета награжден Георгиевским крестом 4-й степени 12-летний доброволец Коля Смирнов был захвачен в плен, «за умолчание о расположении и численности своей части» получил от немцев 50 ударов плетьми, позже бежал. В последующих боях он совершил еще несколько подвигов — вывел раненого офицера из-под огня и доставил на перевязочный пункт, захватил в плен германского офицера. Награжден Георгиевским крестом 4-й степени и двумя Георгиевскими медалями.

В связи с большой чеканкой Георгиевских крестов из драгоценных металлов, происходившей в тяжелых экономических условиях в мае 1915 было принято решение уменьшить пробу используемого на эти цели золота. Боевые награды высших степеней начали изготавливать из сплава с содержанием чистого золота в 60 процентов. А с октября 1916 драгоценные металлы были полностью исключены при изготовлении всех Российских наград. Георгиевские кресты стали чеканить из томпака и мельхиора, с обозначением на лучах: ЖМ (желтый металл) и БМ (белый металл).

Когда число изготовленных Георгиевских крестов 4-й степени достигло миллиона, возникла неожиданная трудность. 17 июня 1916 года из Капитула орденов сообщили на Монетный двор, что, так как

«на поперечных концах креста уместить более шести знаков без значительного уменьшения самих цифр не представляется возможным, является необходимость установить, как изображать нумерацию крестов в семь цифр… Для устранения вышеуказанных неудобств, а также для сохранения однотипности знаков, являлось бы целесообразным поместить цифру, соответственную миллиону, на свободной верхней лопасти креста, цифру же тысяч, сотен, десятков и единиц размещать на поперечных концах креста».

Это предложение было принято, и на Монетном дворе изготовили новые штампы крестов, на верхних лучах которых помещено обозначение «1/М», то есть «Один миллион». Остальные цифры порядкового номера награды по-прежнему чеканились на горизонтальных лучах.

После Февральской революции приказом Верховного Главнокомандующего А.А. Брусилова от 29 июня 1917 года было разрешено награждать офицерским Георгием солдат, исполнявших на поле боя обязанности начальника и проявивших при этом храбрость. Одновременно офицеры по решению общего собрания чинов подразделения могли за отличия удостаиваться награждения солдатским Георгиевским Крестом. В обоих случаях к колодке награды добавлялась металлическая лавровая ветвь. Так и стала эта награда называться неофициально «Георгий с веточкой». Такой крест высоко ценился в армейской среде — достаточно сказать, что офицерами солдатский Георгий должен был носиться выше всех других орденов, кроме Георгия 4-й степени.

После Октябрьской революции декретом Совнаркома от 16 декабря 1917 года, подписанным В.И. Лениным, «Об уравнении всех военнослужащих в правах» ордена и другие знаки отличия, в том числе и Георгиевский крест, были отменены.

Некоторые Георгиевские кавалеры, служившие в Красной армии, стали позднее известными советскими военачальниками. Так, рядовой Родион Малиновский получил крест 4-й степени; младшие унтер-офицеры Константин Рокоссовский и Георгий Жуков были отмечены двумя крестами каждый, 3-й и 4-й степеней. Все трое стали впоследствии Маршалами Советского Союза. Василий Иванович Чапаев заслужил в боях три Георгиевских креста. Полным Георгиевским кавалером стал Семен Михайлович Буденный, имевший четыре креста и четыре медали.

Несмотря на то, что в Первую мировую было выпущено очень много солдатских наград, встретить сейчас настоящие Георгиевские кресты, а тем более ордена можно только в музеях или частных коллекциях. Причиной тому, что они ныне являются большой редкостью, стала революция. Еще в 1917 году Керенский призвал Георгиевских кавалеров сдавать свои кресты «на нужды революции». Так, к примеру, сдал свои кресты будущий маршал Жуков. Больше всего было отдано крестов в период массового голода в Поволжье и на Украине, а также в других частях страны. Существовали так называемые торгсины – специальные магазины, где принимали драгметаллы, изъятое таким образом серебро советское правительство отправляло на переплавку.

Более 70 лет эта награда оставалась забытой. В советское время на смену наградам старого режима пришли новые, отчасти восходящие к старым военным традициям, но привносящие в них уже новый смысл.

2 марта 1992 года Указом Президиума Верховного Совета Российской Федерации орден Святого Георгия и Георгиевский крест были восстановлены. 8 августа 2000 года Президент России утвердил новый статут ордена Святого Георгия и Положение о знаке отличия – Георгиевском кресте. Орден имеют право получить «за проведение боевых операций по защите Отечества при нападении внешнего противника, завершившихся полным разгромом врага» старшие и высшие офицеры (от майора до маршала). Все прочие имеют право на Георгиевский крест.

12 августа 2008 года статут ордена был изменен и появилась возможность награждать им за проведение боевых и иных операций на территории других государств при поддержании или восстановлении международного мира и безопасности (миротворческие операции). Первыми кавалерами восстановленного ордена Святого Георгия стали генералы ВС РФ, награжденные за отличия при проведении операции в зоне конфликта в Южной Осетии в 2008 году.

Описание подготовил Чернышов А.В.