Кавалерия

Описание

Кавалерия (конница) – один из основных родов войск русской армии начала XX века, составлявший ⅛ ее численности и предназначавшийся, главным образом, для действия холодным оружием верхом на коне. Представляя собой сочетание всадника и лошади, кавалерия считалась в то время высшей представительницей холодного оружия. Кроме того, вооруженная огнестрельным оружием, конница могла вести бой и спешенной. Пользуясь своим исключительным свойством — подвижностью и искусно применяя все имеющиеся у нее средства поражения (конь, холодное оружие, огонь), она была обязана содействовать другим родам войск в бою в достижении общей цели. В отличие от прочих родов войск кавалерия в мирное время содержалась почти в полной мобилизационной готовности. Одним из недостатков кавалерии являлась дороговизна ее содержания. Общее количество кавалерийских полков в русской армии к 1914 году составляло 67, в том числе: кирасирских — 4 (все гвардейские), драгунских — 24 [2 гвардейских, 21 армейский (из них 9 бывших кирасирских) и 1 конный], уланских — 19 (2 гвардейских, 17 армейских) и гусарских — 20 (2 гвардейских, 18 армейских). Конные казаки и пограничники составляли особый род легкой конницы, организация, комплектование и обучение которой велось по особым принципам. Исторически сложившееся разделение кавалерии на кирасир, драгун, улан и гусар, имевшее в прежние времена смысл по причине их различного вооружения, снаряжения и обучения, а, следовательно, и различной боевой подготовке, с конца XIX века совершенно утратило свое боевое значение и сохранялось исключительно ради исторической традиции. Боевая подготовка всей кавалерии велась одинаково, вся кавалерия обучалась как действию холодным оружием с коня, так и огнестрельному в пешем строю.

Задачи

Основными видами деятельности кавалерии являлись разведка, устройство завесы, набеги и другие предприятия «малой» войны. С объявлением войны кавалерия должна была прикрывать мобилизацию вооруженных сил своего государства, а при вторжении на вражескую территорию – мешать мобилизации противника. Во время развития военных действий кавалерия обязана была прикрывать развертывание армии, вести разведку, препятствовать разведке противника, прикрывать передвижения; во время боя содействовать общему успеху разнообразной боевой деятельностью; после боя кавалерия должна была преследовать противника, а при отступлении принимать на себя прикрытие армии. Считалось, что усложнившаяся с усовершенствованием огнестрельного оружия и увеличением культурности полей обстановка не ставит крест на кавалерии, а лишь видоизменяет формы ее боевого употребления. Огромные армии с тяжелым, сложным тылом и хрупкими путями сообщений (железные дороги) дали широкий простор работе конницы на флангах и в тылу противника; длинные, прерывчатые боевые порядки других родов войск на полях сражений создали благоприятную обстановку для подвижной и умеющей использовать местность конницы в бою совместно с другими родами войск.

Организация

Основной единицей, по которой производился подсчет кавалерии (конницы), являлся эскадрон силой в 143 чел. Полк состоял из 6 эскадронов, бригада – 2–3 полков, дивизия – 2–3 бригад (от 4 до 7 полков; обычная кавалерийская дивизия состояла из 1 драгунского, 1 уланского, 1 гусарского и 1 казачьего полков). Кавалерийских корпусов перед началом войны в русской армии не было. В военное время организация конницы предполагалась такая: часть ее будет придана мелкими частями тактическим соединениям из других родов войск (войсковая конница), а остальная составит так называемую стратегическую («самостоятельную») кавалерию для широких кавалерийских операций. Войсковую конницу предполагалось образовать из состава казачьих частей 2-ой очереди по 6–12 сотен на армейский корпус (во время войны, помимо казачьих полков и сотен функции войсковой конницы исполняли пограничные и ополченские конные сотни). Стратегическую кавалерию должны были составить 24 дивизии, 8 отдельных бригад (не считая 9 второочередных казачьих дивизий), т. е. около ½ всей конницы. Чтобы сделать кавалерию самостоятельной ей придали конную артиллерию (дивизион из 2 батарей – всего 12 орудий на дивизию), пулеметы (4–8 на дивизию), конно-саперные части (одна команда на дивизию, с подрывными средствами, легким шанцевым инструментом и средствами для переправ).

Вооружение и снаряжение

Вооружение русской конницы состояло из холодного оружия (шашки, палаша, сабли, которые носились всадником) и огнестрельного (винтовки или карабина); кроме того, передняя шеренга полка была вооружена пикой. Конское снаряжение состояло из седла с вьюком и оголовья с мундштуком. Общий вес ноши коня, без всадника составлял 3 пуда 3 фунта (около 50,5 кг).

Обмундирование и знаки различия

В 1908 году армейские драгунские, уланские и гусарские полки получили новые мундиры. При этом драгунские полки, получившие темно-зеленые (практически черные у нижних чинов) мундиры, разделены были на бывшие до 1860 года кирасирскими и искони драгунские. Первым девяти даны мундиры типа колета с крючками посредине груди, с обшитыми тесьмой (галуном у офицеров) воротниками, бортами и обшлагами, а двенадцати остальным драгунским – мундиры на восемь пуговиц с цветными клапанами на воротниках, обшлагах, кантом по борту и с золотыми или серебряными петлицами на воротниках и обшлагах офицерских мундиров. Уланским и гусарским полкам была возвращена их традиционная форма, существовавшая до реформы 1882 года – синие мундиры с цветными лацканами у улан и расшитые шнурами цветные доломаны у гусар. В 1909 году появились новые парадные головные уборы – драгунские кожаные каски с поперечным волосяным гребнем (белым у бывших кирасир и черным у восьми исконно драгунских полков), уланские шапки лакированной кожи с султанами из белого конского волоса, гусарские из черного барашка с цветными шлыками. Издавна стоявшим на Кавказе Тверскому, Нижегородскому и Северному драгунским полкам были пожалованы низкие шапки с меховым околышем, подобные тем, что носили в Кавказском корпусе в середине XIX века, а Нижегородскому и затем Тверскому полкам – еще и газыри на грудь мундиров и малиновые лампасы на рейтузы. Приморский драгунский полк, стоявший на Дальнем Востоке, получил папаху казачьего фасона.

При повседневной форме одежды офицеры и нижние чины кавалерийских полков носили погоны с цветными полями и выпушками из сукна, золотистыми или серебристыми галунами (у гусар с «зигзагом»), шифровками и вензелями, особого вида в каждом полку. При походной форме нижним чинам кавалерии полагались защитные погоны со светло-синими шифровками и вензелями.

Список полков кавалерии к 1914 г.

Кирасирские полки

Драгунские полки

Уланские полки

Гусарские полки

Конные полки, сформированные в период Первой мировой войны 1914–17 гг.

История

Русская конница XI – XVII вв.

Древние славяне, населявшие территорию современной России, были народом земледельческим и, вследствие слабого развития коневодства, имели лишь пехоту. До эпохи князя Святослава русские славяне почти не имели конницы, которая появилась только в XI веке и начала развиваться под влиянием столкновений с кочевниками (половцами, печенегами, венграми и др.). Лошади сначала покупались у кочевников, а затем постепенно развилось и собственное коневодство. Со времен князя Владимира Мономаха в удельной Руси бояре, дети боярские, дворяне, выступали на войну уже верхом и в бою действовали наравне с пехотой. Оправившись от первого разорения татар, русские начали заимствовать от них приемы устройства и способы действий конницы. Последняя становится постепенно многочисленной, сражается хотя и толпой, но на карьере, поражая копьями и стрелами, саблями и мечами, а пехота удерживает натиск и защищает города. После свержения татарского ига конница составляет главную массу русских войск; получая поместья, бояре и дворяне обязаны были являться «конно, людно и оружно». Служилые люди одной области составляли конный полк, по имени своего воеводы, и делились на сотни, пятидесятки и десятки. Эта поместная конница в мирное время не упражнялась и представляла собой ополчение, разнообразно вооруженное. Ратные люди сами содержали себя и выступали в поход с огромными обозами, отчего движение армии были медленным. Трудность сбора войск заставила московское государство организовать поселенные войска. У Ивана Грозного часть стрельцов была конная и называлась «стремянными». Алексей Михайлович начал набирать русские полки, которые обучались иностранцами, получившими название «войск иноземного строя». При Федоре Алексеевиче конные полки назывались рейтарскими и драгунскими: первые сперва формировались из дворян, вторые были общесословными. В мирное время полки собирались лишь на 1 месяц на учебные сборы. Вооружение составляли мушкеты, пистолеты, шпаги, топоры и пики; имелось и защитное вооружение — латы и панцири. Полк (от 1000 до 1500 всадников) делился на роты; начальствующие лица были в основном иностранцами. Лошади – татарские, легкие, неприхотливые. Конское снаряжение – татарское седло, а после Бориса Годунова – немецкое седло и мундштуки. Подвижность была мала, разведка слаба. С XV века в ряды русских войск начинают входить казаки, жившие на окраинах государства: по Днепру, Дону и Яику. В летописях впервые упоминается о казаках в 1444 г. Казаки были прекрасными наездниками, закаленными в боях, превосходно владевшими оружием. Вооружение их состояло из мушкета, пистолета, пики и сабли. Действовали они верхом и пешком; любимый способ действия – быстрое, внезапное нападение и засады, в конном строю – лава. Вообще казаки были лучшей русской конницей того времени.

Русская кавалерия XVIII века: от Петра I до Екатерины II

Петр I, создавая регулярную армию, создал и регулярную кавалерию – в виде драгун, способных к бою в конном и пешем строю. В 1699 г. было сформировано 2 драгунских полка, а в 1711 г. их уже было 33, по 1000 чел. каждый, разделенных сначала на 10 рот, а затем на эскадроны по 2 роты каждый. Офицеры до 1708 г. наполовину были иностранцами, потом – в основном русские. Вооружение драгун состояло из палаша и фузей (ружей); последним с 1708 г. полагался штык. Защитного вооружения не было. Для боя драгуны строились поротно в 3, а с 1720 г. в 2 шеренги. Стрельба с коня с течением времени была запрещена. Деятельным помощником Петра был Меншиков (первый составитель строевого кавалерийского устава в России), при участии которого была пройдена суровая школа Северной войны. Бои при Калише в 1706 г. (Меншиков), при Лесной в 1708 г. (Петр I) и под Полтавой в 1709 г. (Баур и Меншиков) с преследованием до Переволочны, где были взяты в плен остатки армии Карла XII, — представляют собой классические образцы боевой службы кавалерии; в первых двух боях конница действовала пешком и на коне, а в Полтавском сражении – исключительно в конном. Замечательна были также стратегическая деятельность петровской конницы, проявлявшей удивительную подвижность и способность к самостоятельным действиям. Наряду с регулярной (драгунской) конницей, у Петра I были и казаки, представлявшие собой легкую конницу, особенно пригодную для партизанских действий и разведки. К концу царствования Петра I конница составляла более ⅓ всей русской армии. Петру I принадлежит также и честь создания русской конной артиллерии – каждый драгунский полк получил две 3-фн. пушки с конной прислугой.

Преемники Петра I, слепо подражая Западной Европе, привели конницу к упадку. Часть полков были переформирована Минихом в кирасирские, конно-гренадерские и гусарские, не способные к пешему бою. Систематического обучения в мирное время не производилось, почему при атаке части теряли порядок, исчезала подвижность. В боях с турецкой конницей встречали атаку стрельбой с коня, стоя на месте, строили каре, спешивали первую шеренгу, прятались за пехоту, ограждавшуюся рогатками.

К воцарению Елизаветы Петровны (1741 г.) русская кавалерия состояла из 23 драгунских (6-эскадронных), 4 кирасирских, 6 конно-гренадерских (5-эскадронных) и 5 гусарских полков и нескольких слободских и гарнизонных полков в Малороссии и на востоке. Вооружение: ружье со штыком (драгуны и конно-гренадеры), карабин без штыка (кирасиры и гусары), палаш и пистолет, у кирасир – железные кирасы, у конно-гренадер – сумка с 2 ручными гранатами. Строились в 3 шеренги. Боевой порядок из 1–2 линий развернутых эскадронов; в степях, против иррегулярной конницы, строились каре. Лошадей конница получала из Малороссии, с Дона, Кавказа, отчасти из-за границы (для кирасир) и от частных заводов (в сер. XVIII в. их было 20, а к концу — 250). В таком виде русской кавалерии пришлось встретиться с конницей Фридриха Великого в период Семилетней войны. Лишь казаки умели расстраивать стройные ряды прусской конницы: лавой и ложным обращением в бегство они увлекали и наводили ее на нашу пехоту и на нерасстроенные кавалерийские части (Гросс-Егерсдорф 1757 г.). Казаки составляли иногда впереди армии завесу и участвовали в смелых набегах (набег на Берлин Чернышева в 1760 г., совместно с драгунами).

При Екатерине II количество кавалерийских полков достигло 58 (большей частью по 6 эскадронов), составляя ⅙ всей армии. Высшее соединение – бригада. В 1774 г. Румянцев ввел 2-шереножный строй, отменил рогатки, стрельбу с коня, каре и требовал стремительного удара и действия холодным оружием. Однако, в Кагульском сражении (1770 г.) часть карабинер еще стреляла с коня. Потемкин, придавая особое значение легкой коннице, увеличил ее численность и упростил обмундирование и снаряжение. Румянцев и Потемкин были организаторами конницы, лучшим же кавалерийским начальником эпохи был Суворов, проявивший свои способности еще в Семилетней войне, командуя партизанскими отрядами из кавалерии. Под Рымником его конница прошла до 100 верст в сутки, разбив турецкую конницу, и в конном строю атаковала укрепления; под Кинбурном она обошла фланг морем по отмелям; под Измаилом пешком штурмовала крепость; при Столовичах разбила поляков, имевших численность в 5 раз больше. На театре войны конница находилась всегда впереди, ведя разведку неприятеля.

Русская кавалерия XIX века

К Отечественной войне 1812 г. русская кавалерия состояла из 66 полков (10 кирасирских, 37 драгунских, 19 гусарских, уланских и регулярных казачьих). Легкая конница имела по 10 эскадронов в полку, средняя и тяжелая – по 5 (всего 329 эскадронов, ок. 70 тыс. чел.). Иррегулярной конницы было до 100 тыс. чел. Вооружение оставалось прежним. Из 28 полков были сформированы 5 резервных кавалерийских корпусов, численностью от 20 до 26 эскадронов, с конной артиллерией; остальная конница была придана пехотным корпусам. Из казаков были сформированы 3 летучих отряда: два по 9 полков и один – из 14. Французская кавалерия оказалась не в силах соперничать с казаками. Атаки французов были бессильны; когда французы выстраивались для боя, казаки исчезали, едва французская кавалерия становилась на бивак, казаки появлялись. В начале вторжения 1812 г., уже под Миром, казаки Платова нанесли поражение кавалерии Латур-Мобура. Русская конница с успехом боролась с французской кавалерией под Бородино. Под Москвой казаки и партизаны (Фигнер, Сеславин, Орлов-Денисов и др.), окружив Наполеона, лишали его возможности производить заготовку фуража, нападая на его небольшие отряды. В сентябре 1812 г. Дорохов с 4 кавалерийскими полками и 2 конными орудиями произвел лихой набег на Можайскую дорогу, на сообщения Наполеона; в 1813 г. Платов с казаками занял Берлин, граф Чернышев отбил транспорт под Гальберштадтом и взял Кассель, партизан Давыдов занял Дрезден. Партизаны, пользуясь паникой, берут города и освобождают их из-под власти французов. Русская кавалерия с успехом бьет французов под Кацбахом и Кульмом и отражает атаки французской конницы под Лейпцигом. В 1814 г. резервный кавалерийский корпус великого князя Константина Павловича опрокинул корпуса Мармона и Мортье и заставил сложить оружие у Фер-Шампенуаза дивизии Пакто и Амея.

Крымская война 1853-56 гг. обнаружила полную несостоятельность кавалерии. Не отдавая себе отчета в действительных причинах неудачных действий конницы, ее неудачи объясняли усовершенствованием оружия. Отсюда явился вывод, что конница отжила свой век, почему были сделаны значительные сокращения в численности кавалерии. Между тем, русская конница, своими атаками на Кавказе, при Баш-Кадыкларе и Кюрюк-Дара показала, что кавалерия, воспитанная в боевой обстановке, своей подвижностью приносит существенную пользу армии.

Русская кавалерия хотя много сделала для своей боевой подготовки после Крымской войны, однако, ко времени русско-турецкой войны 1877–78 гг. обладала еще значительными недостатками. В этой войне участвовали: на европейском театре 104 эскадрона и 146 сотен (до 30 тыс. чел.) против 80 эскадронов (8 тыс. турок и 20 тыс. черкесов), на азиатском — 16 эскадронов и 106 сотен (15 тыс. чел.) против 23 эскадронов (2,5 тыс. чел.) турок и 3 тыс. конных башибузуков. Общее отношение кавалерии в армии было 1:10. Турецкая конница, даже регулярная, была очень плоха; иррегулярная сидела на мелких, плохих лошадях, действовала лишь врассыпную, не принимала наших атак и вообще имела ограниченное боевое значение. Русская кавалерия не была подготовлена к продолжительным и быстрым передвижениям; разведывательная служба оказалась весьма слабой и вялой. Не имея практики в работе на пересеченной местности, она часто без нужды спешивалась, увлекалась стрельбой в конном строю, жалась к пехоте. Однако, служба конницы в передовом отряде генерала Гурко, конница Рущукского отряда, атаки кавказской казачьей бригады под Ловчею, атаки улан под Телишем и зимний переход отряда Гурко через Балканы свидетельствовали о пригодности русской конницы к серьезным боевым задачам. Это особенно проявила конница на Кавказе (атаки под Бегли-Ахметом, Аравартаном, на Авлиарских и Аладжинских высотах в 1877 г.).

После русско-турецкой войны конница вооружилась ружьем, почти одинаковым с пехотой, со штыком (кроме казаков); разнообразная по названиям полков, она вся превратилась в конницу драгунского типа. В 1882 г. все армейские гусарские и уланские полки были переименованы в драгунские. Кавалерия стала больше посвящать времени полевой службе, аллюры стали резвее. Для эволюций в сфере огня вводится полевой галоп, конница становится значительно более подвижной, полки свободно проходят до 4 верст полевым галопом, вырабатываются новые боевые порядки, широко практикуется маневрирование массами на обширных полях. Однако, несмотря на изменившиеся условия боя в кавалерии все еще остаются линейные формы боевых порядков, сковывающие инициативу начальников, затрудняющие взаимодействие частей и применение их к местности.

Русская кавалерия в начале XX века

В Китайском походе 1900 г. успехи в Маньчжурии во многом были вызваны энергичным действиям казаков (забайкальских, амурских и уссурийских) и Маньчжурской охранной стражи, организованной и обученной по образцу казачьих войск.

В русско-японскую войну 1904–05 гг. Россия выставила в Маньчжурии 18 эскадронов и 162 сотни (ок. 22 тыс. чел.), а японцы до 90 эскадронов (13–14 тыс. чел.). Вооружение русской конницы состояло из магазинной винтовки (у драгун со штыком), шашки, а у сибирских и уральских казаков еще и пики (которую постепенно все побросали); у японцев – магазинный карабин и сабля. Корпусам придавалось по 1–2 конных полков, остальные составляли отдельные бригады и дивизии; под конец войны был сформирован кавалерийский корпус. У японцев были 2 отдельные кавалерийские бригады (по 8 эскадронов), пехотным дивизиям были приданы полки (по 3 эскадрона), а резервным бригадам – по 1 эскадрону. Большая часть казачьих полков сидела на малорослых лошадях сибирских и забайкальских пород, неприхотливых, но не имевших крупных аллюров; драгуны, донцы и кавказцы сидели на прекрасных лошадях. Японская кавалерия имела в большинстве выводных лошадей из Австралии, по своим качествам представлявших середину между нашей сибирской казачьей и драгунской лошадями. Главную массу русской конницы составляли казаки, которые получили подготовку мирного времени, обучаясь обычно по сотням, разбросанным на огромных пространствах, а потому были хорошо подготовлены для действий в одиночку или малыми группами, но к маневрированию значительными силами не готовы. Японская кавалерия была хуже нашей, не вступала в конный бой и не отходила от пехоты. После объявления войны в Корею выступил конный отряд генерал-майора Мищенко (14 сотен), остававшийся там 2 месяца для наблюдения за армией Куроки. В период между боями под Тюренченом и Ляояном отдельные конные отряды действовали: генерал-майора Ренненкампфа – на левом фланге (на направлении Ляоян – Саймацзы), генерал-майора Мищенко – между восточной и южной группой (в районе Сюяня) и перед южной группой – Приморский драгунский полк и сибирские казаки. Деятельность этих отрядов состояла в непрерывных рекогносцировках и стычках с передовыми частями японцев. В сражении под Ляояном конница сражалась наряду с пехотой и местами прикрывала ее фланги. При отступлении от Ляояна к Мукдену конница густой завесой прикрыла армию. В операции на Шахе конный отряд генерал-майора Любавина на левом фланге зашел в тыл японцам под Беньсиху; в центре сибирские казаки генерал-майора Самсонова содействуют наступлению восточного отряда, а конный отряд генерал-майора Мищенко смело проникает в промежуток между восточным и западным отрядами и пробивает дорогу 4-му Сибирскому корпусу, а затем обеспечивает левый фланг 1 и 4-го Сибирских корпусов. В конце декабря 1904 г. огромный конный отрядом (72 эскадрона и сотни, 4 команды и 22 орудия) произвели набег на Инкоу, но не достигли никаких решительных результатов, вследствие громоздкой организации отряда и неправильно поставленной ему задачи. В январском наступлении 1905 г. конный отряд генерал-адъютанта Мищенко (38 сотен и 24 конных орудия) действовал уступом впереди правого фланга 2-й Маньчжурской армии, пробиваясь сквозь ряд укрепленных пунктов, сметая мелкие группы японцев и отвлекая на себя часть подкреплений противника, идущих к Сандепу. В Мукденском сражении конница обеих сторон не проявила деятельности, которая могла бы оказать влияние на исход операций. После отступления от Мукдена между сторонами образовался широкий промежуток, на котором русская конница вела разведывательную деятельность. В мае кавалерийский корпус генерал-адъютанта Мищенко произвел набег на Факумынь, уничтожил несколько неприятельских транспортов, взял в плен 234 чел., захватил 2 пулемета; в этом набеге сотни неоднократно атаковали пехоту. 18 июня под Санвайзой корпус, вместе с 2-ой отдельной бригадой, атаковал укрепленную японскую позицию.

Русско-японская война дала наряду с отрицательными примерами действий конницы много и положительных, хотя действия ее и не дали решительного результата, который изменил бы ход всей кампании. Увлекаясь до войны построением боевых порядков на ровных пространствах, мало обращали внимания на широкую маневренную практику на пересеченной местности. Война показала, что конница должна перейти от действий линиями к действиям группами, применяясь к местности, действуя то на коне, то пешком или комбинируя тот и другой способ. И после войны все строевые кавалерийские уставы были переработаны в этом направлении.

image001.jpg

image002.jpg

image047.jpg

image048.jpg

image049.jpg


image050.jpg

image051.jpg

image052.jpg

image054.jpg

image063.jpg

image064.jpg

image065.jpg

image066.jpg

image067.jpg

image068.jpg

image057.jpg

image058.jpg

image059.jpg

image060.jpg

image061.jpg

Описание подготовил Чернышов А.В.